ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА

ТАЙНЫ ВОЙНЫ

ПОБЕДА ПОД ПРОХОРОВКОЙ

Неизвестная битва великой войны

В.Замулин

 

Часть 3

...В течение 13 июля существенных изменений под Прохоровкой не произошло. 5 гв. армия продолжала наступать в излучине на выс. 226,6 при поддержке подошедших сюда вечером двух бригад 5 гв. танковой армии. Напротив, П.А.Ротмистров отдал приказ о переходе к обороне на занятых рубежах. Армия понесла значительные потери и должна была привести себя в порядок.

Завершающий этап сражения пришелся на 14-16 июля. Нанеся удар 14 июля по частям 2 гв. Тацинского тк и 183 сд, "Рейх" овладела с.Беленихино, Виноградовка и продолжала развивать наступление. В это же время "Адольф Гитлер" ворвалась в с.Правороть. Наступление этих дивизий было одним из звеньев общего наступления 4 гв. танковой армии по линии Правороть - Шопино - Ржавец - Большие Подъяруги. Гот стремился пробить нашу оборону по линии Прохоровка - Б.Подъяруги и закрыть горловину в образовавшемся "мешке".

Командование Воронежским фронтом видело эту угрозу. В полосу обороны Тацинского корпуса были направлены бригады 29 тк 69 армии, передавались несколько артиллерийских и истребительно-противотанковых полков, а также части реактивной артиллерии.

15 июля 167 пехотная дивизия при поддержке танков "Рейх" овладела с. Шахово. "Мешок" стал сжиматься, но к концу 16 июля наши части вышли из этого района. Линия фронта выровнялась. 69 армия заняла оборону Сторожевое - Б.Подъяруги. Таким образом, немцы сумели ликвидировать выступ и несколько продвинулись вперед, улучшив положение своих войск. Однако захват этой территории не решил, да и не смог решить исход летней кампании. 14 июля на совещании в Ставке Гитлер отдал приказ командующему группами армий "Юг" и "Центр" о прекращении операции "Цитадель". Таким образом, бои 14-16 июля под Прохоровкой явились последней попыткой германского военного руководства изменить ситуацию в свою пользу.

В ночь на 17 июля авиаразведка 5 гв. танковой армии установила отвод частей противника с переднего края. Немцы отступали. Странным в этой ситуации выглядит приказ командующего Воронежским фронтом о переходе войск к упорной обороне. Как видим, руководство фронта не всегда правильно реагировало на складывающуюся обстановку. То наносит контрудар в лоб наступающей группировке противника, то в наиболее благоприятный момент для перехода в наступление, когда противник начал отвод войск, отдает приказ на укрепление обороны.

 

...С началом отвода немцами своих частей завершается Прохоровское сражение. "Главным итогом оборонительного сражения следует, на мой взгляд, считать поражение танковых соединений врага, в результате чего возникло особо благоприятное для нас соотношение сил, по этому важному роду войск, - вспоминал впоследствии Маршал Советского Союза А.М.Василевский, оценивая итоги первого этапа Курской битвы, - в значительной степени способствовал тому выигрыш нами крупного танкового сражения южнее Прохоровки в 30 км от Белгорода".

Несомненно, наши войска одержали победу под Прохоровкой - не позволили противнику прорваться к Обояни, заставили его отказаться от своих далеко идущих планов и в конце концов вынудили, несмотря на некоторый успех, отвести войска на исходные рубежи.

Но объективности ради надо отметить: в силу сложившейся военно-политической обстановки немцы не имели реальной возможности победить не только на юге, в полосе Воронежского фронта, но и в Курской битве в целом. Наша армия, перейдя к стратегической обороне, имела превосходство во всех основных силах и средствах над наступающими войсками Вермахта, хотя по всем военным канонам должно было быть наоборот. За спиной обороняющихся стоял мощный резерв Ставки ВГК - Степной фронт.

Но количество вооружения и численность войск - это один очень важный, но не единственный фактор, который влияет на результаты сражения. Достижение победы обусловлено соответствием целей, которые ставятся перед войсками и реальной их возможностью, правильной их расстановкой, а также продуманными маневрами и умелым управлением войсками в ходе боев. Всем этим и занят командующий фронтом, армией и их штабы, поэтому такое большое значение имеет фактор личных качеств этих людей, их подготовленность, боевой опыт и профессионализм.

В адрес генерала Н.Ф.Ватутина и штаба Воронежского фронта некоторые исследователи высказывали и высказывают целый ряд критических замечаний, обвиняя в ошибках и просчетах в период оборонительной операции, и, в частности, по Прохоровскому сражению. Эта критика не беспочвенна. Необходимо признать, что момент для проведения контрудара 12 июля был выбран неудачно. Выводы, на основании которых принималось решение о том, что группировка под Прохоровкой была усилена немцами за счет ослабления своих флангов, оказались ошибочными. Ввод в сражение двух свежих гвардейских армий был проведен при отсутствии информации о противостоящем противнике, без проведения разведки и серьезной подготовки в полосе наступления. Да ее и нельзя было провести в столь короткий срок. "Армия вводилась в бой, а мы слабо знали обстановку, которая была на этом участке крайне сложной и напряженной, - вспоминал А.С.Жадов. Информация штаба армии о действиях противника и своих войсках фронтовым командованием была нерегулярной... Такая информация была жизненно необходимой, так как враг рвался еще вперед". А.С.Жадову вторит Ротмистров П.А.:

"...Не имея полных данных о группировке противостоящего противника и его намерениях, утром 12 июля войска Воронежского фронта начали контрудар".

Ставя задачи армиям, командование фронтом недооценило характер его действий и возможное развитие обстановки в ближайшие 2-3 суток. Это привело к нанесению основного удара в лоб наступающей вражеской группировке, а не по флангам, как предполагалось. Взаимодействие между наступающими частями и соединениями не было налажено должным образом, что привело в отдельных случаях к боям между нашими частями, бомбардировке нашей авиацией своих позиций и неоправданным жертвам.

Материально-техническое обеспечение наступающих армий было организовано из рук вон плохо. Артиллерия сидела на "голодном пайке", так в 5 гв. армии запас боеприпасов составлял всего полбоекомплекта на орудие, вместо 2,5-3 по норме в период наступления.

Но, как известно, война дело коллективное и ответственность за просчеты и ошибки должны разделить с руководством фронта и командующие армиями. "... 16 июля к нам на КП прибыл представитель Ставки, заместитель Верховного Главнокомандующего Маршал Советского Союза Г.К.Жуков. Он интересовался, как был организован ввод армии для нанесения контрудара 12 июля, - вспоминал А.С.Жадов - ... Оставшись со мной наедине он выразил недовольство организацией ввода армии в бой и сделал мне строгое внушение за то, что полностью укомплектованная личным составом, хорошо подготовленная к выполнению боевых задач армия вводилась в сражение без усиления танками, достаточным количеством артиллерии и крайне слабо обеспеченной боеприпасами. В заключение Георгий Константинович сказал: "Если по каким-либо причинам штаб

фронта не сумел своевременно обеспечить армию всем необходимым, то вы должны были настойчиво просить об этом командующего фронтом или в крайнем случае обратиться в Ставку. За войска армии и выполнение ими поставленной задачи отвечают прежде всего командарм, командиры корпусов и дивизий".

...Между прочим, обращаться в Ставку за какими-либо разъяснениями и помощью - такие мысли мне в голову тогда не пришли".

В очень сложном положении оказалась и 5 гв. танковая армия. Ее корпуса были введены не после прорыва тактической линией обороны, как требовал приказ о применении танковых частей в наступление, а сразу после не-продолжительной артподготовки. Не секрет, что Т-34 с трудом противостоял основной машине вермахта танку Pz.IV, тем более "тиграм". На одну треть армия под Прохоровкой состояла из еще более слабых, легких танков Т-70, предназначенных для ведения разведки и связи. Их нельзя было использовать в открытом бою против тяжелых и средних танков противника, любой их снаряд легко уничтожал эти машины. Под Прохоровкой же "семидесятки" шли в одном строю строго с "тридцатьчетверками" против "тигров". Не хватало поддержки самоходной артиллерии. Имевшийся в составе армии 1496 и 1447 САПы не обеспечивали полностью ее потребностей. Кроме того, имевшиеся на их вооружении СУ-76М, и СУ-122, созданные в декабре 1942 г., были далеки от совершенства.

Не трудно представить, что подобная ситуация не могла привести к разгрому врага, в лучшем случае к срыву наступления противника и значительным потерям. Согласно отчета штаба 5 гв. танковой армии за период с 12 по 16 июля было сожжено противником 323 танка и 11 самоходных орудий. Наши потери на "танковом поле" только по нашим данным превысили немецкие в 3 раза. Точные потери среди личного состава практически невозможно установить. Спустя более полувека поисковые отряды находят на местах боев десятки и сотни безымянных защитников Родины.

"И.В.Сталин, когда узнал о наших потерях, пришел в ярость, - вспоминал П.А.Ротмистров в беседе с доктором исторических наук Ф.Д.Свердловым, - ведь танковая армия по плану Ставки предназначалась для участия в контрнаступлении и была нацелена на Харьков. А тут - опять надо ее значительно пополнять. Верховный решил было снять меня с должности и чуть ли не отдать под суд. Это рассказал мне А.М.Василевский. Он же затем детально доложил И.В.Сталину обстановку и выводы о срыве всей летней немецкой наступательной операции. И.В.Сталин несколько успокоился и больше к этому вопросу не возвращался. Между прочим, командующий фронтом генерал армии Н.Ф.Ватутин представил меня к ордену Суворова 1 -и степени. Но ордена на сей раз я не получил".

Добавлю к этому, по решению Верховного была создана комиссия для расследования причин больших потерь, понесенных армией под Прохоровкой во главе с секретарем ЦК ВКП(б) Г.М.Малинковым, в ее работе участвовал и член Военного Совета Воронежского фронта Н.С.Хрущев. Результатом ее деятельности стал отчет, представленный И.В.Сталину в августе 1943 г. Выводы этого документа неутешительны. Боевые действия 12 июля под Прохоровкой названы образцом неудачно проведенной операции.

...История Прохоровского сражения еще не написана до конца. И сегодня, стремясь изучить и понять это одно из крупных событий минувшей войны, отдавая дань мужеству советского солдата, мы должны честно и правдиво оценить не только заслуги, полководческий талант, но и ошибки тех, кто планировал и проводил эту операцию. Иначе словословие и недосказанность так и останутся спутниками нашей недавней истории.

конец 

в ПОБЕДУ ПОД ПРОХОРОВКОЙ 

в ВОЕННЫЕ ТАЙНЫ

в ЭНЦИКЛОПЕДИЮ

в КАРТУ САЙТА

ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА