ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА


ТАЙНЫ ВОЙНЫ


РАДИОВОЙНА - ПЕРВЫЕ ЗАЛПЫ

Владимир САВЕЛОВ,

инженер

26 августа 1914 года - корабли российского балтийского флота подходят к германскому крейсеру «Магдебург»

26 августа 1914 года. Корабли российского балтийского флота подходят к германскому крейсеру «Магдебург». Через несколько часов в руки русских офицеров попадут наисекретнейшие документы противника.

«Это было новое оружие в наших руках...» - почтительно писал о службе радиоразведки в британском флоте историк Кресуэл. Можно подумать: и сама система радиоперехвата появилась-то впервые в Англии, что именно британские адмиралы первыми осознали, какую роль могут сыграть в воине на море радиотехнические средства. Но обратим внимание: английская радиоразведка как следует заработала лишь после того, как русский союзник передал германские шифры и коды. В российском флоте служба радиоразведки была создана значительно раньше.

Напомним, что в марте 1896 года преподаватель кронштадтской Минной школы и Минного офицерского класса А. С. Попов передал первую в мире радиограмму. В следующем году балтийские минеры уже поддерживали связь на дистанции около 3 миль и обнаружили явление, позже названное радиолокацией. Тогда же флотские специалисты заметили, что, сопоставив громкость сигналов и мощность «станции беспроволочного телеграфирования», нетрудно приблизительно рассчитать расстояние до передатчика - в данном случае неприятельского корабля. Так появились предпосылки радиоразведки, а практическое применение она нашла после 9 февраля 1904 года (по новому стилю), когда японские миноносцы коварно атаковали русскую Тихоокеанскую эскадру, стоявшую на внешнем рейде Порт-Артура.

Впрочем, еще годом раньше под Порт-Артуром намечалось развернуть 12 наблюдательных постов с радиостанциями, в том числе 9, оснащенными приемопередатчиками системы Попова. Но к началу войны их не успели доставить, поэтому службу радиоразведки в основном несли корабли Тихоокеанской эскадры, на которых стояли импортные станции Сляби-Арко и Маркони, действовавшие максимум на 100 миль.

Первое время эскадра использовала радио только по прямому назначению, для связи. Но с приездом нового командующего эскадрой вице-адмирала С. О. Макарова флотским минерам поручили постоянно наблюдать за переговорами японских кораблей, чтобы по мощности сигналов обнаруживать их приближение. В первую очередь радиоразведкой занимались крейсера, поочередно дежурившие у входа в порт-артурскую гавань.

«К вечеру 25 февраля (по старому стилю) мы «заслышали» японцев,- вспоминал старший офицер вспомогательного крейсера «Ангара», капитан II ранга В. Семенов, - то есть приемные станции беспроволочного телеграфа стали получать непонятные депеши». Тотчас же на поиск противника ушли два отряда миноносцев.

...«Эскадрой-невидимкой» называли в 1904-1905 годах Владивостокский отряд крейсеров, который, действуя на океанских коммуникациях, потопил 8 японских транспортов и 4 шхуны, захватил 4 иностранных парохода, везших военные грузы в Японию. Успехи отряда объяснялись тем, что оперировал он дерзко, скрытно, умело пользуясь радиосвязью.

Так, весной 1904 года, выйдя в очередной набег на неприятельские коммуникации, начальник отряда контр-адмирал К. Иессен приказал прекратить радиопереговоры с утра 24 апреля. А в 10 ч, когда крейсера шли в густом тумане, «Громобой» перехватил сообщение противника, тут же переведенное взятым в поход студентом-японистом. Ориентируясь по громкости сигналов, крейсера проскочили, как говорят моряки, «под кормой» японской эскадры (охотившейся именно за ними), потопили три транспорта и благополучно вернулись во Владивосток.

В следующем походе, когда японцы бросили против 3 русских крейсеров 4 броненосных, 5 легких крейсеров и 8 миноносцев, отряд уже не ограничивался пассивной радиоразведкой. Стоило крейсеру «Цусима» выследить отряд и начать радировать своему флагману, «эскадра-невидимка» тут же забила его передачи помехами.

Уже в ходе войны на Дальнем Востоке российский флот освоил и отработал основные методы радиовойны, к которым относились разведка вражеских сил по переговорам, дешифровка перехваченных телеграмм и активное противодействие его радиосвязи. Эти методы получили развитие в 1906-1914 годах, особенно благодаря дальновидности и настойчивости одного из героев Порт-Артура, вице-адмирала И. О. Эссена, ставшего начальником морских сил Балтийского моря. Задолго до первой мировой войны балтийские радисты обучались перехвату чужих радиограмм. определению дислокации передатчиков и работе в условиях активного радиопротиводействия.

С началом войны балтийцы развернули 6 береговых радиопеленгаторных постов, расчеты которых постоянно следили за перемещениями кайзеровских эскадр. Дешифруя их радиограммы, флотские радисты выявляли позывные флагманов и отдельных кораблей, и штабисты довольно легко разгадывали планы неприятеля. После же находки секретных документов на "Магдебурге" эта задача облегчилась, и с ноября 1914 года штаб Балтийского флота стал получать ежедневные сводки радиоразведки, которая стала основным поставщиком самой точной и свежей информации о германском флоте.

Не менее успешно действовали черноморские радисты. Это они перехватили в ноябре 1914 года переговоры германо-турецких крейсеров «Гебен» и «Бреслау», вовргми предупредили флагман, и бригада линкоров встретила вынырнувшего из тумана вргга прицельным огнем двенадцатидюймовых орудий.

А в 1915 году произошел иной эпизод. Германо-турецкое командование приказало по радио двум турецким канонерским лодкам оказать помощь германской субмарине УЦ-13, выброшенной штормом на берег. Этот приказ перехватили русские радисты, и эсминцы, высланные в заданное время в известную точку, «встретили» и потопили артогнем обе канонерки. Так не в первый и не в последний раз сработали трофеи с «Магдебурга».

В НАЧАЛО <<<


в ТАЙНЫ ВОЙНЫ

в ЭНЦИКЛОПЕДИЮ

в КАРТУ САЙТА


  ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА