ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА

ТАЙНЫ ВОЙНЫ

ЧЕМ ЗАВЕРШИЛСЯ «РАЗГРОМ НЕМЦЕВ ПОД МОСКВОЙ»?

Из книги В. Суворова "ТЕНЬ ПОБЕДЫ"

Сталин и Жуков

В 29-й армии осталось 6000 человек…
Закончились боеприпасы и продукты.
Люди начали умирать от голода.

(Военно-исторический журнал 1995 № 2 стр. 17)

1.

О Жукове сложено много легенд. Среди них и такая: он спас Ленинград.

Начнем с того, что два века район вокруг Питера укреплялся всеми русскими царями. Взять Питер штурмом невозможно. Это самый укрепленный город мира. Вдобавок к Ленинграду летом и ранней осенью 1941 года отошел весь Балтийский флот. В районе Ленинграда была сосредоточена небывалая мощь — 360 орудий морской артиллерии, из них 207 — береговой и 153 — корабельной. Подобного количества артиллерии не было ни на одной из военно-морских баз в годы второй мировой войны. («ВИЖ» 1973 № 6 стр. 37) Речь идет не о полевой, а о морской артиллерии. Тут преобладали большие калибры. Ничего равного этой концентрации огневой мощи и брони германская армия противопоставить не могла.

Кроме того, Ленинград защищали четыре советских армии: 8, 23, 42 и 55-я. Оборона этих армий опиралась на мощную сеть укрепленных районов.

Небо Ленинграда защищал корпус ПВО. «Наивысшая плотность зенитной артиллерии при обороне Москвы, Ленинграда и Баку была в 8-10 раз больше, чем при обороне Берлина и Лондона». (СВЭ. Том 1, стр. 289). Помимо этого, — зенитная артиллерия боевых кораблей.

Ленинград прикрывала авиация Балтийского флота и Ленинградского фронта.

Штурмовать Ленинград — безумие. И Гитлер на это безумие не пошел.

Вспомним еще раз предсказания Жукова, которые он еще 29 июля 1941 года высказал Сталину: «Без дополнительных сил немцы не смогут начать операции по захвату Ленинграда и соединению с финнами». (Воспоминания и размышления. Стр. 300). Прямо из мемуаров Жукова следует: не грозила Ленинграду опасность штурма. После июля ситуация изменилась: германских войск под Ленинградом не прибавилось. Наоборот, их стало меньше. Причем — значительно.

Главная ударная сила, которая шла на Ленинград, — 4-я танковая группа Гепнера. Жуков получил приказ прибыть в Ленинград. А Гепнер получил приказ на перегруппировку 4-й танковой группы с Ленинградского направления на Московское.

В романе А. Чаковского «Блокада» описан момент первого совещания, которое проводил Жуков в штабе Ленинградского фронта. Звенит телефон, кто-то истошно кричит в трубку: «Немцы!» Все присутствующие в панике бросаются что-то делать, и только невозмутимый Жуков спокойно спрашивает: «Какие немцы?» Всем присутствующим не понятно спокойствие Жукова, ведь надо срочно предпринимать какие-то меры, чтобы остановить прорвавшихся немцев. Но оказывается, что спокойствие Жукова объясняется его ясным пониманием обстановки. Он знает, что у немцев нет сил для штурма, потому спокоен.

Роман Чаковского — художественный вымысел. Но вопрос поставлен верно: какие немцы?

Сил германской армии для штурма Ленинграда было явно недостаточно. После перегруппировки 4-й танковой группы на московское направление под Ленинградом не осталось ни одного немецкого танка. Так что штурма можно было не бояться. И приписывать Жукову заслугу в спасении города тоже не стоит.

И еще. Когда мы говорим об обороне Ленинграда, надо задуматься над тем, как противник у Ленинграда оказался. Как случилось, что аэродромы Северо-Западного фронта оказались у самых границ, и как попали под гусеницы танков Гепнера и Манштейна? Как случилось, что ни одна из дивизий Северо-Западного фронта (и всех других фронтов) не стояла в обороне? Как случилось, что мосты через Неман и Даугаву попали в руки противника? Как случилось, что Псковский и Островский укрепленные районы не были заняты нашими войсками и были захвачены противником сходу? Неужели начальник Генерального штаба генерал армии Г. К. Жуков за все эти безобразия не должен нести ответственности?

Итак, за что же мы поем славу Жукову?

Славу поем за то, что Жуков своим предвоенным планированием, своими приказами в первые часы и дни войны, поставил войска Северо-Западного и всех других фронтов в положение, в котором их ждал только разгром. Своими действиями Жуков по существу открыл противнику дорогу на Ленинград. И не только на Ленинград. Когда же противник отвел основную часть войск от Ленинграда, Жуков своим присутствием предотвратил штурм, который германским командованием не планировался и не замышлялся.

2.

После Ленинграда — Москва.

Один знаменитый генерал объявил Жукова гением за то, что тот «остановил фашистские полчища у стен Москвы». Сказано сильно. Однако немецкие документы говорят о том, что к стенам Москвы германская армия подошла на последнем дыхании. Она была уже обессилена и обескровлена непрерывными боями и сражениями, потому остановилась сама, независимо от контрнаступления Красной Армии, и за несколько дней до его начала. Наступление германской армии на Москву захлебнулось в реках, болотах и озерах крови солдат Красной Армии. Непрерывные многомесячные сражения истощили силы Вермахта.

Самую полную картину развития германской армии в предвоенный период и ходе войны дал генерал-майор Б. Мюллер-Гиллебранд — Сухопутная армия Германии 1933-1945. Москва. ИИЛ 1958—1976. Достаточно прочитать одну страницу его книги, чтобы оценить состояние германских войск после сражения за Киев. Вот том 3 стр. 23. Осенью 1941 года германские танковые дивизии располагали 35% своей первоначальной боеспособности. «Поэтому должна была наступить оперативная пауза». «Наши войска накануне полного истощения материальных и людских сил». «Маневренность и наступательная мощь наших войск исчерпана. Самое большое, на что мы можем рассчитывать, это — подойти северным флангом группы армий к Москве и занять 2-й танковой армией излучину Оки северо-западнее Тулы».

И еще момент: в середине ноября 1941 года «запасы горючего в рейхе были исчерпаны». (К. Рейнгардт. Поворот под Москвой. Москва. Воениздат. 1980. Стр. 138). Так что не велика разница: появился Жуков под Москвой или не появился.

Во-вторых, нельзя не согласиться со сталинским телохранителем, который резонно рассудил: «Жукова порой заносило высокомерие, и он терял над собой контроль. Что значит, он не сдаст Москву? Ставка на Западный фронт перебросила с Урала, Сибири и Казахстана 39 дивизий и 42 бригады. Без них даже золотой Жуков неизбежно померк бы навсегда.» (А. Т. Рыбин. Сталин и Жуков. Москва. Гудок. 1994. Стр. 23)

А в-третьих, надо повторить все тот же вопрос: как и по чьей вине гитлеровские полчища у стен Москвы появились? Как это «маршал победы» имея в 36 раз больше самолетов, чем требовалось для обороны, допустил врага на свою территорию? И отчего это гениальный полководец оказался у самой Москвы?

Для того, чтобы остановить три тысячи германских танков на самой границе и не позволить им вступить на нашу территорию, Жукову 22 июня 1941 года было достаточно на всем советско-германском фронте иметь одну тысячу советских танков. В крайнем случае, — полторы тысячи. Как могло случиться, что, имея 25479 танков, великий полководец добежал до стен Белокаменной?

3.

Когда говорят о славных делах Жукова под стенами Москвы, я вспоминаю академический курс истории войн и военного искусства. Все у нас в начале войны было не так, а потом понемногу начали набираться ума. И вот на лекции в академии нам рассказывают, что впервые войсковая разведка была правильно организована в наступательных боях советских войск на реке Ламе в январе 1942 года.

Там же, на реке Ламе, впервые было правильно организовано инженерное обеспечение наступательной операции.

И опять же именно там, на реке Ламе, в январе 1942 года впервые было правильно организовано тыловое обеспечение войск в ходе наступательных боев.

Впервые противовоздушная оборона войск была правильно организована в ходе боев на реке Ламе, вы, надеюсь, уже догадались, когда именно.

Впервые правильное планирование боевых действий войск было осуществлено в январе 1942 года в боях на реке Ламе.

За что ни возьмись, все начинается с рубежа реки Ламы. Вот если вы не знаете, где впервые в ходе войны правильно была организована оперативная маскировка войск, то я вам подскажу: на реке Ламе. А когда? В январе 1942 года. Если не верите, откройте «Военно-исторический журнал» 1972 № 1 стр. 13.

Слушатели всех военных академий Советского Союза все это повторяли из года в год. Одни завершали курс обучения, уходили в войска, другие приходили на их место. И так год за годом. Десятилетиями. И вопросы не возникали. А мне непонятно. Мне вообще всегда и все непонятно. Что это за войска такие безымянные? Почему нам рассказывают о каких-то советских войсках на реке Ламе, не называя ни номеров дивизий, ни номера армии, не упоминая никаких имен?

А вот еще: 10 января 1942 года Ставка Верховного Главнокомандования разослала командующим фронтами и армиями директиву о способах ведения так называемого «артиллерийского наступления». Удивительно, но утром того же дня советские войска на реке Ламе, явно еще не получив этой директивы и не имея времени с ней ознакомиться, уже успешно осуществили так называемое артиллерийское наступление. Причем весьма успешно. Свидетельствует маршал артиллерии Г. Е. Передельский: «Начало организации артиллерийского наступления в том виде, как предусматривалось директивой, было положено в наступлении 20-й армии на реке Ламе в январе 1942 года». («ВИЖ» 1976 № 11 стр. 13)

Вот, наконец, эти войска названы по имени. Не какие-то там безымянные. Это 20-я армия Западного фронта. А кто командующий 20-й армией? Открываем Советскую Военную Энциклопедию. Том 3. Стр. 104. Перечислены одиннадцать генералов, которые последовательно командовали 20-й армией в годы войны. Первые пять — генерал-лейтенанты: Ф. Н. Ремезов (июнь-июль 1941), П. А. Курочкин (июль-август 1941), М. Ф. Лукин (август-сентябрь 1941), Ф. А. Ершаков (сентябрь-октябрь 1941), М. А. Рейтер (март-сентябрь 1942)…

Стоп! Нас интересуют бои 20-й армии на реке Ламе в январе 1942 года. Но энциклопедия сообщает, что с октября 1941 года по март 1942 года 20-й армией никто не командовал. Чудеса на реке Ламе творились без командирского участия. Предыдущая страница энциклопедии сообщает: «20-я армия сосредоточилась севернее Москвы и была передана Западному фронту. В декабре в составе войск правого крыла фронта принимала участие в Клинско-Солнечногорской наступательной операции 1941 года, в ходе которой во взаимодействии с 16, 30 и 1-й ударной армиями нанесла поражение 3 и 4-й танковым группам противника, отбросила их на запад на 90-100 километров на рубеж реки Лама, Руза и освободив большое количество населенных пунктов, в том числе Волоколамск. В январе 1942 года войска 20-й армии ударом на Волоколамск — Шаховская прорвали заблаговременное подготовленную оборону противника на рубеже реки Лама и, преследуя отступающего противника, к концу января вышли в район северо-восточнее Гжатска. Это наступление обогатило советское оперативное искусство опытом массирования сил и средств на главном направлении и умелого их применения в зимних условиях. (СВЭ. Том 3, стр. 103.) Далее — в том же духе.

4.

Так вот, во всех этих боях, которые обогатили советское оперативное искусство, у 20-й армии был командующий. Звание его — генерал-майор. Звали его Власов Андрей Андреевич. За бои на реке Ламе он получил звание генерал-лейтенанта и высшую государственную награду — орден Ленина. Рядом с Власовым действовали армии Рокоссовского и Говорова. Рокоссовский и Говоров впоследствии стали Маршалами Советского Союза. Однако ни Рокоссовского, ни Говорова не ставили в пример. Они действовали хорошо и даже — очень хорошо. Но в пример ставили Власова. Ибо он действовал лучше двух будущих маршалов.

Если бы судьба сложилась иначе — ему бы командовать парадом Победы. Власов был куда более толковым командиром, чем Рокоссовский и Говоров.

Над Власовым, Рокоссовским и Говоровым стоял Жуков. Можно предположить, что спасение Москвы и все чудеса на реке Ламе были организованы по приказу Жукова. Но тогда возникает вопрос, почему Жуков довел до блистательного совершенства искусство одного только Власова? Почему забыл про Рокоссовского, Говорова и других командующих армиями Западного фронта? И приходится признать, что блистательные операции 20-й армии на реке Ламе были организованы Власовым без участия Жукова, а возможно — и вопреки Жукову.

И в народный эпос не попал ни Жуков, ни Говоров, ни Рокоссовский. Над страной гремела слава Власова. О нем народ слагал песни:

Говорили пушки басом,
Гром военный грохотал,
Генерал товарищ Власов
Немцу перцу задавал!

А потом судьба сложилась так, что имя Власова приказали забыть и вычеркнуть. Вычеркнули. А куда же девать славу спасителя Москвы?

И решили славу спасителя переписать на Жукова.

5.

В декабре 1941 года Красная Армия погнала германские войска из-под Москвы. В связи с контрнаступлением советских войск ходит вот какая история. Увлекшись успехом, Сталин потребовал от всех советских войск перехода в наступление одновременно на всех направлениях.

И это было ошибкой.

А мудрый Жуков рекомендовал Сталину по всему фронту немцев не гнать, а сосредоточить все силы на Московском стратегическом направлении. Немцы наносили удар на Москву, тут у них самые лучшие войска. Тут у них главная группировка. Тут у них почти все танки. И все без топлива. Вот по этой центральной замерзающей группировке и ударить! Разгромим лучшие войска на самом главном направлении, с остальными потом легко расправиться будет. Сами побегут! А наступать сразу на всех фронтах — это вроде как гоняться за четырьмя зайцами или бить врага растопыренными пальцами. Лучше в кулак силы собрать, да ударить в одном месте, но крепко! Иначе попусту силы растратим, и врага не разгромим, и к весне все стратегические резервы растратим. Так все в мемуарах Жукова и расписано. Все просто и ясно: нельзя было наступать везде сразу. Нельзя. И точка!

Но не послушал глупый Сталин мудрого Жукова. Наступал сразу на всех фронтах. В результате и врага к весне не сокрушили, и остались без резервов. А следствие этого: потеря весной 1942 года Крыма и Севастополя, потеря 2-й ударной армии Власова, жуткая катастрофа под Харьковом, выход противника к Сталинграду на волжские нефтяные артерии…

Этот пример ярко показывает сталинскую дурь и жуковскую гениальность. Но есть нюанс.

В последний день 1941 года в Кремле состоялось совещание, на котором утверждались планы боевых действий на следующий год. «Накануне совещания в Ставке, 31 декабря 1941 года, генерал армии Г. К. Жуков и Н. А. Булганин по телефону доложили Сталину, что в ходе боев войсками Западного фронта были разбиты 20, 12, 13, 43, 53 и 57-й германские армейские корпуса в составе 292, 258, 183, 15, 98, 34, 259, 260, 52, 17, 137, 131, 31, 290 и 167-й пехотных и 19-й танковой дивизий и 2-й бригады „СС“, переброшенной на самолетах из Кракова; противник под ударами войск фронта продолжает отступление в западном направлении, оставляя в боях и по пути отхода раненых, артиллерию, оружие и имущество». («ВИЖ» 1991 № 2 стр. 24) Сведения об этом докладе Жукова Сталину публикуются со ссылкой на Центральный архив МО СССР, фонд 208, опись 2511, дело 1035, листы 63-64.

Если этим хвастливым докладам поверить, то получается, что Жуков в декабре 1941 года под Москвой сотворил нечто вроде Сталинграда. Статья продолжается так: «Все это, по самому мягкому определению, не соответствовало действительности. Перечисленные соединения еще несколько лет продолжали обороняться и оказывать ожесточенное сопротивление Западному фронту».

Жуков, мягко говоря, врал Сталину о своих грандиозных победах. На Руси о таких действиях говорят: втирал очки. В погоне за орденами и званиями Жуков шел на подлог, на преступление. В январе 1942 года надо было наступать только на одном, и именно на Западном стратегическом направлении, которое являлось главным направлением войны. Сталин же, как мы знаем, решил наступать сразу на всех направлениях. Это решение Сталин принял не по глупости, а потому, что очковтиратель Жуков приписал себе победы, которых не было. Жуков отрапортовал: на главном Западном направлении противник практически разбит, осталось его добить на второстепенных направлениях.

В декабре 1941 года германская армия находилась на грани поражения. Разгром группы армий «Центр» мог бы означать крушение всего германского фронта от Балтики до Черного моря. Но из-за лживых хвастливых докладов Жукова, который обманывал Верховного главнокомандующего, этого не случилось. Из-за лживых докладов Жукова Сталин приказал наступать на всех направлениях одновременно, ударов было много, но все они были слабыми. Это дало возможность германской армии закрепиться на советской территории и растянуть агонию еще на три с половиной года.

6.

Давно замечено: хвастун первым верит своим выдумкам.

Жуков доложил Сталину, что противник на Западном направлении в основном разбит, что противник бежит. Этому радостному рапорту, Жуков поверил сам. Вдогонку бегущим (как казалось Жукову) германским войскам, гениальный стратег двинул свои армии. Ах, лучше бы Жуков этого контрнаступления не проводил! Так называемый «разгром немцев под Москвой» обернулся под мудрым руководством Жукова позорным разгромом Красной Армии под Москвой.

Жуков был командующим Западным фронтом, одновременно — главнокомандующим Западного направления, в составе которого было два фронта: Западный и Калининский. И вот Жуков планирует грандиозную операцию. «По ее замыслу предполагалось силами Калининского и Западного фронтов нанести удар по сходящимся направлениям на Вязьму, окружить и уничтожить ржевско-вяземскую группировку противника…» (Красная Звезда. 14 марта 1993)

«7-8 февраля командующие войсками фронтов приняли решение на проведение операции. Решение не полностью отвечало обстановке. Ни в одном из фронтов не было создано сильных группировок для развития успеха и наращивания его в стороны флангов. По существу, каждая армия наносила изолированный удар. Попытка командующего Западным фронтом Г. К. Жукова осуществить прорыв самостоятельно созданной ударной армией не обеспечивала решения задачи разгрома противника, так как за этой армией никаких средств, которые могли бы развить намеченный успех, не было.» (Генерал-полковник В. Барынькин. Красная Звезда. 14 марта 1997)

В район, где ударные группировки Калининского и Западного фронтов должны были замкнуть кольцо окружения вокруг главных сил германской группы армий «Центр» по приказу Жукова и был выброшен воздушный десант в составе 4-го воздушно-десантного корпуса, усиленного 250-м полком особого назначения.

Перед войной по инициативе Жукова в Красной Армии были созданы воздушно-десантные корпуса. Жуков сообщает: «Сам характер возможных боевых операций определил необходимость значительного увеличения воздушно-десантных войск. В апреле 1941 года начинается формирование пяти воздушно-десантных корпусов». (Воспоминания и размышления. Стр. 211) Этот пассаж плохо стыкуется со всем остальным повествованием. Жуков рассказывает, что Красная Армия якобы готовилась к отражению агрессии. А в оборонительной войне крупные воздушно-десантные операции проводить просто невозможно.

Воздушно-десантные корпуса были не только созданы по инициативе Жукова, но им и использовались. В Красной Армии за всю ее историю крупные воздушно-десантные операции проводились только по инициативе Жукова и только под его личным руководством. Понятно, что все они завершились полным провалом и гибелью тысяч десантников.

Первая крупная воздушно-десантная операция проводилась Жуковым в ходе контрнаступления под Москвой. В район, где был выброшен 4-й воздушно десантный корпус, Жуков двинул свои армии.

«Если раньше гитлеровцы окружали оборонявшиеся войска, то теперь наши армии сами устремлялись в тыл противника с целью его окружения. Попытки эти, увы, не всегда заканчивались успешно. Так, в январе 1942 года войска 29-й и 39-й армий прорвались глубоко в тыл противника. Развивая наступление в сторону Ржева, они не смогли обеспечить прочную оборону своих флангов и оказались в окружении.» (ВИЖ 1995 № 2 стр. 17.)

Вдогонку противнику, который никуда не бежал, Жуков смело двинул 33-ю армию генерал-лейтенанта М. Г. Ефремова и 1-й гвардейский кавалерийский корпус, не обеспечив их тылов и флангов. 33-я армия и 1-й гвардейский кавалерийский корпус тоже попали в окружение и несколько месяцев героически сражалась в тылу противника на подножном корму без эвакуации раненых, без подвоза горючего, боеприпасов и продовольствия. 33-я армия и ее командующий генерал-лейтенант Ефремов погибли под Вязьмой.

Кремлевские идеологи, рассказывая о Жукове, лихо обходят острые углы. Войска Западного и Калининского фронтов в ходе победного контрнаступления были почти полностью истреблены. Жуков загнал в окружение три армии и два отдельных корпуса, где все они погибли. Можно бы было сказать: план Жукова не соответствовал обстановке. Но наши идеологи мягко говорят: план соответствовал обстановке, но не полностью.

Можно было бы сказать: по вине Жукова погибли три армии и два корпуса и полностью обескровлены все остальные армии и корпуса Западного и Калининского фронтов. Но читайте наши газеты. Там об этом сказано вежливо: Жуков сделал не все, чтобы попавшие в беду армии из окружения вызволить.

А если верить мемуарам Жукова, то получается, что под Москвой Красная Армия одержала чуть ли не победу.

7.

Возразят: но ведь Сталин награждал Жукова! Сталин присваивал Жукову ордена и звания. Это ли не свидетельство величия Жукова?

Нет, это не свидетельство. Сталин награждал и Льва Мехлиса. И присвоил ему звание генерал-полковника. Из этого вовсе не следует, что Мехлис был полководцем. Генерал-полковник Мехлис ездил по фронтам и делал ту же работу, что и Жуков: орал, матерился и расстреливал. Мехлис имел такую же должность как и Жуков — представитель Ставки ВГК. И так же как Жуков, Мехлис постоянно врал Сталину. Сталин знал об этом, но прощал Мехлиса, так же как и Жукова. Правда, в послужном списке Мехлиса не было таких чудовищных поражений, которые были в активе Жукова.

Генерал-полковниками у Сталина были С. А. Гоглидзе и В. С. Абакумов. Генералами с четырьмя звездами у Сталина были и Серов, и Масленников, и Меркулов. Но все они — стратеги с Лубянки.

Сталин присвоил звание Маршала Советского Союза Лаврентию Павловичу Берия. Но и из этого вовсе не следует, что Лаврентий Павлович был полководцем.

Маршалом Советского Союза Сталин сделал Булганина Николая Александровича. В армии Булганин не служил. Служил в органах ВЧК. Был палачом. Потом — директор завода, председатель Моссовета, в 1941 году — председатель правления Госбанка. На войне — политический комиссар, член военного совета Западного и других фронтов. Сталин сделал Булганина Маршалом Советского Союза и даже министром обороны СССР. И грудь Булганина увешана орденами, в том числе и четырьмя высшими полководческими.

Сталин присвоил звание маршала даже Тухачевскому. Но разве хоть кто-нибудь считает Тухачевского стратегом?

* * *

То, что Жукову Сталин присваивал ордена и звания, ни о чем не говорит. В число сталинских наркомов, министров, маршалов и генералов попадали и подлецы, и проходимцы, и садисты, и развратники, и воры, и очковтиратели. Тут вам и Ежов, и Ягода, и Блюхер, и Бухарин, и Радек, и Хрущев и еще целая ватага.

в ТАЙНЫ ВОЙНЫ

в ЭНЦИКЛОПЕДИЮ

в КАРТУ САЙТА

ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА