ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА


ТАЙНЫ ВОЙНЫ


ЧУДО МИДУЭЯ


Чудо, которого не было

Навеяна работой А.В. Бирюка "Тайна Мидуэйского чуда"[1]

© Copyright Енокусовец Алексей Николаевич (sven@org.lviv.net)

А.В. Бирюк дал свою разгадку тайны Мидуэйского чуда – известного сражения у атолла Мидуэй между японцами и американцами во второй мировой войне. Автор попытался доказать, что никакое чудо и соответственно никакая тайна это сражение не сопровождали – всё произошло так, как должно было произойти.

 

…Давно уже отшелестели мемуары участников второй мировой войны, кабинетных историков и литераторов, писавших на эту тему, и вообще всех жаждущих поставить свою точку над i по тому или иному аспекту этой всемирной темы. Но вот и сейчас ещё вдруг появляются работы, стремящиеся ниспровергнуть ставшие классическими описания крупных военных кампаний и сопутствующих им сражений.

Среди таких событий, многократно описанных в американской и японской литературе, было сражение у атолла Мидуэй между авианосными самолётами японцев и объединёнными силами авиации наземного и авианосного базирования американцев. В результате японцы потеряли все участвующие в сражении четыре тяжёлых авианосца вместе со всей авиацией и их силы вторжения должны были отступить, так и не дойдя до атолла перед угрозой неминуемого уничтоже-ния оставшимися ВВС американцев. На фоне всех предыдущих поражений это была первая убедительная победа американцев в войне с Японией. Но дело не только в этом. Согласно американской историографии они одержали победу значительно меньшими силами, чем тогда располагали японцы - невиданная вещь для американских генералов и адмиралов, которые в продолжении всей войны в Европе и на Тихом океане уверенно побеждали только имея 5-10 кратное превосходство в ВВС и хотя бы 3-5 кратное в боевых кораблях (морские сражения) или танках (Ближний Восток и Европа). К примеру излюб-ленная тактика американских войск при освобождении Франции - авиация превращает передний край обороны и оперативные комму-никации немцев в щебёнку, затем начинают осторожное наступление наземные силы до следующего оборонительного участка и там история повторяется. Если фронт проходит через город - тем хуже для города и его жителей - тактика оставалась той же. Известно, что де Голль, тогда глава правительства "Сражающаяся Франция", при всех реверансах, которые ему приходилось делать своему могучему союзнику, всё же осмелился направить протест американскому командованию против такого метода ведения войны, когда без прямой военной необходимости французские города превращались в груды развалин.

Признаем, что в сражении у атолла Мидуэй привычного для американских стратегов преимущества в вооружённых силах не было, однако их утверждение, что японцы вступили в сражение превосходящими силами, является пропагандистским лозунгом, не подтверждаемым известными на сегодняшний день данными. Известно [2], что на четырёх тяжелых авианосцах, участвовавших в сражении ("Акаги", "Кага", "Хирю" и "Сорю") японцы имели 253 самолёта (а не 350, как это утверждает наш автор[1]. Против них американцы выставили три первоклассных тяжёлых авианосца - "Энтерпрайз", "Хорнет" и "Йорктаун". Сколько эти авианосцы брали самолётов на борт нигде не сообщается, однако мы вправе предполо-жить, что поскольку по своему водоизмещению они были не меньше японских, число самолётов у них тоже было примерно тем же самым. Если это так, то на своих трёх тяжёлых авианосцев американцы имели 190 самолётов, т.е. действительно на 25% меньше, чем у противника. Но они имели кроме того, "непотопляемый авианосец", - военно-морскую базу на о. Мидуэй на которой было размещено, согласно [2], 130 самолётов, всего таким образом у американцев было 320 са-молётов, т.е. они имели не такой уж и малый перевес над противником по авиации - основному и единственному виду вооружённых сил, принимавшему участие в сражении с обеих сторон.

Вторым расхожим утверждением американских военных и на-шего автора [1] было то, что японцы на тот момент яко бы располагали более совершенной техникой, в частности их истребитель "Зеро" по скорости и манёвренности превосходил американские истребители. Так оно и было, но при этом забывают упомянуть, за счёт чего это было достигнуто - большинство несущих конструкций "Зеро" были деревянными (как например у советских истребителей того времени типа ЯК). Кроме того, в противоположность американским самолётам, "Зеро" не имел самозатягивающихся бензобаков и частичной броневой защиты лётчика. Так что его живучесть в боевых условиях оставляла желать лучшего. К этому добавим, что по своим лётным данным "Зеро" не представлял собой уникальный самолёт. Для справки приведём данные на 1942 г. самолётов других воюющих стран [6] (первая цифра - скорость, вторая - время в минутах, необходимое для набора высоты, указанной в скобках):

"Зеро" 578, 7.8(6100);

"Фокке-Вульф" 620, 6.5(5500);

"Мессершмитт-410" 636, 11.8(5800)

"Спитфайер VB" 602, 7.5(6100).

Примыкает к этому утверждение, что мол японские лётчики имели на тот момент значительный боевой опыт, в то время, как американские были по сути мало обученными новичками. Насчёт авиа-ции наземного базирования сказать что-либо трудно. Там была сборная команда с самого различного качества. По крайней мере про эскадрилью "летающих крепостей" действительно можно было бы ска-зать, что их сверх осторожная тактика - бомбить корабли с высоты 6000 м. [3] обеспечивала безопасность для обеих сторон - все самолёты оставались целыми, но и попасть в корабли противника, конечно, не могли ( было сброшено 4 тонны бомб). А о том, чтобы бомбить с меньшей высоты или даже с бреющего полёта, когда поражение це-ли делается реальным, нашим воякам в голову не приходило - ведь так, чего доброго, и самолёт могут прищучить!

Но вот относительно авианосных сил положение оказывается иным. За месяц до сражения у атолла Мидуэй произошёл бой в Коралловом море между двумя тяжёлыми авианосцами ("Лексингтон" и "Йорктаун") американцев и двумя тяжёлыми и одним лёгким авианосцем ("Дзуйкаку", "Сёкаку", "Сёхо") японцев. Авианосные соединения обменялись ударами, в результате которых у японцев лёгкий авианосец "Сёхо" был потоплен, а "Сёкаку" - тяжело повреждён - в результате попаданий трёх бомб среднего калибра он уже не мог обеспечить взлёт и посадку самолётов и превратился по сути в самоходную баржу. Его самолёты принял "Дзуйкаку". У американцев был потоплен тяжёлый авианосец "Лексингтон" и повреждён "Йорктаун", который, однако полностью сохранил боеспособность и обеспечил приём обеих авиагрупп - своей и "Лексингтона". Потери в самолётах - американских - 66, японских -80.

Из этого сопоставления видно, что каких либо преимуществ японская авианосная авиация не имела - их потери превосходили американские при примерно равных потерях в боевых кораблях. Что касается выучки экипажей, то как раз именно японцами были допущены две грубые ошибки:

1) В начале боевого столкновения японский разведывательный самолёт ошибочно принял американский танкер "Не-ошо", на свою беду оказавшегося в районе боёв, за авианосец, и вся армада японских самолётов ринулась на его уничтожение. Пока разобрались, было уже поздно - лётный день подходил к концу. Американские авианосцы избежали упреждающего удара, а их авиагруппы тем временем отправили на дно авианосец "Сёхо".

2) На второй день боёв обе стороны одновремённо обменя-лись ударами. Об их результатах мы уже говорили. Однако японские лётчики доложили, что ими потоплены оба американских авианосца. Таким образом планируя высадку на атолл Мидуэй японское командование ошибочно считало, что американцы располагают всего двумя авианосцами, а не тремя, как это было на самом деле. Получившему незначительные повреждения авианосцу "Йорктаун" был сделан в Пирл-Харборе по сути косметический ремонт и он при-нял участие в Мидуэйском сражении, в то время как оба японских не были задействованы - "Сёкаку" - из за полученных повреждений, "Дзуйкаку" - из за больших потерь в лётном составе [17 мая "Сёкаку" прибыл в Курэ. Вид у него был незавидный. Тот факт, что попадание всего лишь трёх бомб среднего калибра сделало авианосец непригод-ным для боевых действий красноречиво говорил о большой уязвимости авианосцев. Тщательный осмотр показал, что для его ремонта потребуется минимум месяц] [3].

В тоже время у "Йорктауна" [единственным прямым попаданием бомбы была продырявлена полётная палуба в 5 м. от мостика. Пробив палубу бомба прошла через помещение дежурных лётчиков, ангарную палубу, вторую и третью палубы и наконец разорвалась в кладовой авиационного имущества... Начался пожар, однако пламя вскоре удалось сбить. По-вреждения, полученные авианосцем от прямого попадания бомбы и от близких разрывов бомб не оказали какого-либо влияния на боеспособность корабля] [5].

И наконец последнее по счёту, но не по важности - обеспечение внезапности нападения, которое в условиях скоротечных авиационных столкновений имеет особое значение. Эта азбучная истина красной нитью проходит при планировании и реализации всех без исключения крупных кампаний во второй мировой войне. Так вот в рассматриваемом случае японский флот вторжения ещё находился на исходных базах, а американцы из перехваченных и расшифрованных сообщений уже знали заранее все детали плана и состав сил вторжения, соответственно расположили свои авианосные силы и значи-тельно усилили авиацию наземного базирования [4]. В сражении у атолла Мидуэй американские авианосцы имели фору 2 часа, только через это время после начала сражения командир авианосного соеди-нения японцев адмирал Нагумо получил предварительные данные о американской эскадре. До этого игра велась в одни ворота - японские авианосцы непрерывно подвергались (пусть вначале и безуспешными) авиаударами, американские сами бомбили, но их никто не бом-бил. Надо сказать, что японцы предполагали, что после первых уда-ров по базе американские авианосцы полным ходом направятся к зоне боёв, и на этот случай были предусмотрены контр мероприятия - на Мидуэй было направлено около половины всех самолётов оснащённых фугасными бомбами, другая половина, оснащённая торпедами и бронебойными бомбами была подготовлена к вылету в случае обнаружения американских авианосцев. Между тем вернулась после бомбёжки первая группа самолётов. Вопреки реплике [1] "японцы буквально стерли с лица земли оборону защитников острова" результаты её оказались весьма скромными - самолётов на аэродроме они не обнаружили и за неимением лучшего разбомбили взлётно-посадочные полосы, которые тем не менее продолжали использовать, пустые ангары и некоторые другие служебные помещения. Авиабаза не потеряла боеспособности. Согласно докладов японских лётчиков был необходим повторный налёт. Для этого, однако, надо было перевооружить самолёты второй волны на фугасные бомбы, что и принялись срочно делать. К моменту завершения этой работы адмирал Нагумо наконец то получил предварительные данные об обнаружении амери-канской эскадры. Что делать? Или немедленно бомбить американские корабли фугасными бомбами пусть и не с полным эффектом и без истребительного прикрытия (истребители необходимо было посадить, заправить горючим и боеприпасами), или всё же опять перевооружить самолёты второй волны? Нагумо принял второе, роковое для него, решение. В самый разгар подготовки ко второму вылету на три япон-ских авианосца ("Акаги", "Кага", "Сорю") обрушился удар американских пикирующих бомбардировщиков авианосного базирования. В результате возникших пожаров, авианосцы были полностью введены из строя и затонули или были затоплены японцами.

Оставшийся пока невредимым "Хирю" под командованием контр-адмирала Ямагути (а не Ямагучи, как его упорно именует [1] вопреки например [3]) сумел нанести два авиационных удара по авианосцу "Йорктаун", которые, однако, не вызвали фатальных по-вреждений, но затем сам был смертельно повреждён пикирующими бомбардировщиками и затоплен японцами. Ямагути и командир ко-рабля Каку приняли решение погибнуть вместе с кораблём.

В свете уже упоминавшихся утверждений и подавляющем преимуществе японцев в лётной выучке и технике отметим их потери при налётах на "Йорктаун": в первой волне из 18 пикирующих бомбардировщиков и 6 истребителей было сбито американцами 13 бомбардировщиков и 3 истребителя, во второй - 8 самолётов (половина авиагруппы) [3].

Эпизод бомбардировки японских авианосцев "Акаги", "Кага" и "Сорю" в момент, когда их палубы были загромождены самолётами и боезапасом трактуется всеми историками как необычайная удача (пресловутое чудо) для американцев. "Если бы американцы атаковали хотя бы на 10 минут раньше или на 10 минут позже, то катастрофы (для японцев) не произошло."[1].

Посмотрим, действительно ли это так бы и было. Во первых, критическое время, когда палуба авианосцев была загромождена, было значительно больше. По японским данным приём первой волны происходил с 8.37 до 9.18 -итого 41 мин [3], в это же время происходило перевооружение самолётов второй волны, для взлёта надо было бы затратить не менее 20 мин итого не менее 60 мин, а не 20. Во вторых, кроме самолётов на авианосце имеется много других уязвимых мест - например "Лексингтон" получил смертельные повреждения из-за взрыва бензина из повреждённых цистерн с авиационным горючим. "Хирю" получил смертельные повреждения от 4-х авиабомб, хотя на его палубе в момент налёта не было никакого столпотворения. "Кага", как и "Хирю", получил 4 бомбовых попадания и затонул из за взрыва цистерн с горючим, что произошло бы в любой ситуации. "Сорю" получил 3 попадания. Если бы не было фейерверка на палубе, всё равно максимум на что он мог надеяться - как и "Сёкаку" в Коралловом море - остаться на плаву в амплуа самоходной баржи.

Остаётся "Акаги", которому досталось 2 бомбы. Можно согласится с японскими авторами [3], что в обычной ситуации они не произвели бы фатальных разрушений. Таким образом в конце первой фазы сражения у Нагумо остался бы один повреждённый авианосец "Акаги", и одна самоходная баржа "Сорю" которым противостояли бы 2 неповреждённых авианосца с их основной ударной силой - пикирующими бомбардировщиками и оставшаяся у американцев авиация наземного базирования. Надо думать, что как и его коллега в Коралловом море вице-адмирал Иноуэ, Ямомото - главнокомандующий всеми силами вторжения, отдал бы приказ на отступление. В противном случае Нагумо ожидала бы повторная атака теперь уже явно превосходящих американских сил с фатальными для него последствиями.

Могут возразить, что такие прикидки являются авторским домыслом, ничем не убедительнее аргументов [1]. Обратимся, однако, к японским документам [3].

Перед выходом в море всего японского флота, предназначенного для оккупации о. Мидуэй, была про-ведена, как это всегда делается, штабная игра всего намечаемого сражения. Игра основывалась на имевшихся на тот момент у японцев данными - обеспечена полная внезапность нападения, на второй фазе боёв, примерно через сутки, американцы могут ввести 2 (а не 3) тяжелых авианосца, на самой базе имеется примерно 56 самолётов (а не 120). На второй фазе это число может быть увеличено вдвое переброской самолётов с Гавайских островов. И тем не менее, при таких благоприятных для себя данных по результатам игры японцы потеряли 2 авианосца. Введи они 3 американских авианосца непосредственно в первой фазе боёв, 2 часа форы, пока их уда-лось обнаружить и 120 самолётов на базе, результат надо думать был бы тот же, что и имел место в действительности, вне зависимости от столпотворения на палубах при бомбёжке.

Зададимся вопросом, зачем непосредственно после завершения боя у атолла Мидуэй сами американцы упорно толковали о некоем чуде или (что тоже самое) о чудесной интуиции американских адмиралов. Ответ прост, как ящик: основной причиной победы, давшей американцам в нужном месте и в нужный момент возможность создать превосходство в силах и обеспечить фору в 2 часа своим авианосцам, были данные, полученные радиоразведкой с использованием расшифрованного кода, который японцы использова-ли ещё до войны. Чтобы не побудить японцев заменить код, американцы очень осторожно использовали перехваченные данные, и сражение у атолла Мидуэй было, насколько нам известно, первым серьёзным случаем такого использования. Чтобы сохранить эту возможность и в дальнейшем, американцы и распускали сведения о чудесном везении или не менее чудесной интуиции.

Только после окончания войны факт расшифровки японского кода был опубликован и всё стало на свои места.

Рассмотрим теперь следуя [3] и [4] основные ошибки, кото-рые были допущены обеими сторонами при подготовке и проведе-нии сражения.

Японцы.

Главнокомандующий флотом Ямомото

1. При планировании операции допустил значительное рассредоточение сил между различными направления-ми, не обеспечил ввод в строй двух тяжёлых авианосцев, участвовавших в сражении в Коралловом море. В результате при значительном перевесе в авианосных си-лах, которые в целом имела Япония на то время, в нужном месте и в нужное время перевес имели американцы.

2. Рассредоточение сил имело место и внутри сил, выделенных для вторжения - выдвинутые вперёд авианосцы в критический момент не получили никакой поддержки от главных сил, которые в сражении практически не участвовали

3. Не обеспечил предварительную разведку и не выяснил, где могут находится американские авианосцы.

4. Свой командный пункт определил на линейном корабле главных сил "Ямато", а не на берегу, как это сделал американский главнокомандующий Нимиц. В результате до бом-бардировки Мидуэя во имя обеспечения внезапности нападения он соблюдал радиомолчание не передал авианосному соединению уточнённые данные разведки о вероятном местонахождении американских авианосцев и вообще не руководил операцией.

Командир ударного авианосного соединения Нагумо.

1. Не имея никаких предварительных данных о местонахождении американских авианосцев не организовал ут-ром 4 июля т.наз. двухфазную разведку, которая наверняка своевременно обнаружила бы авианосное соединение противника (это задним числом проследили по картам боя). Не добился неукоснительного выполнения своего приказа о проведении однофазной разведки, которая в полном объёме была выполнена с опозданием.

2. Получив пусть и неполные данные об обнаружении американского соединения не отдал приказ о его немедленной атаке пикирующими бомбардировщиками пусть и без истребительного прикрытия вооружёнными фугасными бомбами.

Касательно последнего замечания, сделанного, естествен-но, задним числом, в пользу решения Нагумо можно сказать многое. При атаке "Йорктауна" авиагруппами "Хирю", обеспеченные истребительным прикрытием, американцы сбили 24 самолёта из 40. Посланные вообще без истребительного прикрытия авиагруппы конечно же ожидала бы значительно худшая участь. Фугасные бомбы вряд ли бы нанесли авианосцам серьёзные повреждения. И наконец в сообщении лётчика-наблюдателя говорилось только об одном авианосце - не такая уж и большая сила по сравнению с соединением Нагумо, так что риск от задержки бомбового удара можно было считать не таким уж и большим.

Американцы.

1.При обнаружении авианосцев противника атаковали их отдельными сравнительно небольшими соединениями, что дало возможность японцам уничтожать их по частям.

Не было организовано должного взаимодействия между наземными и авианосными силами, не обеспечено истребительное прикрытие тор-педоносцев. Одновремённая атака всеми наземными силами не-сомненно была бы более эффективной.

2. По японским данным "летающие крепости" Б-17 были практически неуязвимы для истребителей "Зеро". Необходимо было приказать их экипажам атаковать авианосцы с бреющего полёта. Впоследствии, когда американцы стали так и делать, им удавалось топить таким образом значительно более малоразмерные объекты - миноносцы, хотя по точности поражения цели Б-17, конечно, всё равно значительно уступали пикирующим бомбардировщикам.

3.Своими последними атаками перед собственной гибелью авианосец "Хирю" тремя бомбами и двумя торпедами серьёзно (но не смертельно!) повредил авианосец "Йорктаун". Его команда вместе с командиром в панике покинула корабль, далеко не исчерпав возможности борьбы за живучесть. После этого авианосец почти двое суток дрейфовал без хода под символической охраной миноносца "Хамманн". Когда об этом узнали в Пирл-Харборе, командир авианосца контр-адмирал Флетчер получил строгий приказ вернуться на корабль во главе аварийной коман-ды и вернуть его в строй. Это и было им сделано, благо теперь все японские авианосцы уже находились на дне и новых налётов можно было не опасаться. Предварительный осмотр показал, что полученные кораблём повреждения не так уж и велики и через несколько часов он может дать ход. Но тут дело вмешалась японская подлодка I-168. Получив донесение о неподвижно стоящем авианосце она оперативно вышла в указанный район, обнаружила неподвижный "Йорктаун" и с расстояния 700м. дала по нему залп четырьмя торпедами. Авианосец был потоплен, свою торпеду получил и "Хамманн", который развалился пополам.[3]

Такой казус, когда капитан бросает на произвол судьбы доверенный ему корабль и потом возвращается на него только по приказу высшего командования видимо уникален и не имеет аналогов ни в одном флоте мира (напомним - Ямагути принял решение погибнуть вместе с кораблём). Поэтому в большинстве американских источников этот факт стыдливо замалчивается. В том виде, как здесь изложено, он отражён в единственной известной нам работе [4]. (Например в [2] сказано "...Эта группа ... добилась трёх попаданий в авианосец "Йорктаун", которые привели в негодность его полётную палубу и вынудили его выйти из боя. Тремя днями позже, отходя на восток, "Йорктаун" и эскадренный миноносец "Хaммaнн" были потоплены торпедами японской подводной лодки "И-168"). Вот и верь после этого официальным американским данным!

Итак, проведенный здесь анализ по официальным американским и японским источником позволяет утверждать, что никакого "Мидуэйского чуда" не было и поражение японцев является закономерным результатом, обусловленным в первую очередь осведомлённостью американцев о японских планах. Можно строить сколько угодно логических конструкций, что было бы, если бы... Но общий результат - отступление сил вторжения в результате серьёзных потерь в авианосцах - можно предсказать для всех возможных вариантов. А раз нет чуда, то и нет никакой "тайны мидуэйского чуда", которое в интерпретации нашего автора [1] выглядит неубедительным (надо бы сказать - выглядит сумасбродным, но это чего доброго сочтут невежливым, так что оставим первую редакцию). Оказывается, что Ямамото, дабы обеспечить в конечном итоге процветание Японии после её поражения, в сговоре с американскими адмиралами заранее запланировал поражение под Мидуэем и таким образом приблизил её будущий расцвет! Нашему историку следовало бы ознакомится с причинами войны между США и Японией, которые были конкуренты в освоении Тихоокеанского и южно-азиатского регионов.

Конечно же после поражения для Японии были полностью перекрыты эти обширные регионы, её промышленность под предлогом демилитаризации подорвана, сама страна оккупирована. Японский народ на своей шее ощутил всю горечь поражения - крайнюю бедность всех и вся, бесчинства американской солдат-ни, которую безоружная японская полиция не имела права трогать, беспросветное будущее в амплуа американских лакеев и прихлебателей. Вот такое "процветание" предвидел бы Ямомото для своей страны, если бы он планировал её поражение. Как известно, государственные руководители Японии не могли и меч-тать о полной победе над США. Но убедить правительство Со-единённых штатов закончить войну выгодным для Японии ком-промиссом было в принципе возможным (ведь так, например, была закончена война в Корее). Для этого необходимо было периодически наносить разгромные для вооружённых сил США удары. Одним из таких и была попытка захвата атолла Мидуэй и уничтожение высланного для его защиты флота.

Что касается последующего возвышения Японии, то оно было вызвано причинами, которые в 1942 году никто предвидеть не мог: возникла война в Корее. Американцы оказались один на один с хорошо вооружённой и идейно направленной северокорейской армией, а затем и китайскими "добровольцами". Поражения и тактические успехи следовали одно за другим без всякой перспективы на конечную победу. В Индонезии и Северном Вьетнаме утвердились прокоммунистические правительства. Вот в таких условиях американцы и стали лихорадочно искать себе союзников, среди которых наиболее весомой, конечно же, была Япония. Ей срочно вернули суверенитет (заключили мирный договор), американским солдатам дали приказ вести себя прилично, а там и полились золотым дождём кредиты (в т. числе и безвозмездные) на повышение оборонного (читай - промышленного) потенциала страны Восходящего солнца. Но это уже другая история.

Что касается пресловутых тайн и секретов, которые, кстати, давно уже стали секретами Полишинеля, то они касаются другой битвы - нападению японцев на Пирл-Харбор. В предвоенное время правительство Рузвельта весьма хотело бы принять прямое участие в мировой войне, рассчитывая таким образом выйти на фоне ослабленных Англии , Франции и СССР в мировые лидеры. Препятствием этому было явное нежелание американского народа воевать, что в те времена сравнительно ограниченной власти президента имело немаловажное значение. Народ помнил, что единственным результатом для США её участия в первой мировой войне была депрессия 20-ых годов, которая привела Америку к статусу провинциальной державы на фоне Франции и Англии. Пришлось готовить вступление в войну исподволь. Предлогом стала агрессия Японии в Китае. В ответ на неё правительство США заморозило японские средства и наложило эмбарго на поставки нефти в Японию.

Через своего посла Япония срочно начала переговоры добиваясь компромисса, т.к. без привозной нефти её армия и промышленность могли функционировать не более нескольких месяцев. Но США выставило встречные условия, которые ни одно правительство в мире, а тем более, японское, не могло бы принять без глобальной потери своего международного и внутреннего престижа - полностью освободить все захваченные территории в Китае и Корее. В течении нескольких месяцев японский посол стремился уговорить своих американских коллег пойти на уступки. Его положение осложнялось тем, что американцы на тот момент уже расшифровали японский код, и таким образом дипломаты США заранее знали про полученные послом инструкции. В [1] подымается вопрос о том, что код американцы не расшифровали, а купили у двурушника из японского посольства. Принципиального значения это не имеет. Лично мне представляется, что расшифровали, и вот почему. Незадолго до войны разведка немцев вознамерилось расшифровать коды соседних стран. Для этого МИД Германии подготовил секретную циркулярную и якобы срочную ноту, которая была вручена послам этих государств. Те, конечно, её срочно зашифровали и по радио передали своим правительствам. Телеграммы были перехвачены и сравнительно легко расшифрованы, т.к. их содержание немцам было заранее известно. В нашем случае положение полностью сходное - при многодневных переговорах не раз возникала ситуация, когда послу вручали какое либо послание его правительству или он сам передавал что то полученное из Японии. Связь по радио конечно же перехватывалась со всеми вытекающими последствиями.

Наконец терпение японского правительства было исчерпано и послу была направлена заранее обусловленная телеграм-ма о начале военных действий. Эта телеграмма была за сутки до нападения на Пирл-Харбор доложена президенту и высшим военным руководителям США. Не нужно быть Шерлоком Холмсом, чтобы догадаться с чего начнут японцы военные действия. В 1904 году войну с Россией японцы начали в воскресение с неожиданной атаки миноносцами по базе в Порт Артуре, в результате которой русская тихоокеанская эскадра лишилась своей ударной силы. Что то похожее надо было ожидать и сейчас, но тем не менее никакого срочного предупреждения в Пирл-Харбор отправлено не было. Есть все основания подозревать, что правительство Рузвельта решило пожертвовать базой и находящимися в ней кораблями (благо они были устаревшими) ради пропагандистского манёвра - изобразить Японию подлым агрессором, которого надо при всех условиях стереть с лица земли. Манёвр удался "Позор американского флота", запланированный заранее, всколыхнул весь мир и, конечно, всю Америку. Через несколько дней США уже по всем правилам находилась в состоянии войны с Японией и заодно с Германией - тут Рузвельту не понадобилось делать дополнительные усилия - Гитлер сам объявил ему войну.

Следует сказать, что целый ряд настораживающих факторов побудил сенат Соединённых штатов провести правительственное расследование, не был ли Пирл-Харбор в какой то мере подстроен заранее. Однако, по результатам расследования Рузвельт и его команда вышли сухими из воды - как говорится ворон ворону глаз не выклюет. Меня лично заинтересовал тот факт, что современных кораблей - авианосцев, которым в дальнейшем предстояло решать главные задачи противодействия японцам в момент налёта Пирл-Харборе на было. В доступных мне материалах комиссии об этом не сказано ни слова - по чьему приказу и для какой надобности они накануне налёта вышли в море.

Так что ещё раз получил подтверждение известный афоризм Екатерины II - победителей не судят!

Литература

1. Бирюк А.В. Тайна Мидуэйского чуда, "Самиздат",25.08.2002

2 Кампании войны на Тихом океане. Материалы комиссии по изучению стратегических бомбардировок авиации США. Воениздат, М, 1956

3.Футида М.,Окумия М. Сражение у атолла Мидуэй. Воениз-дат, М., 1958

4 Шерман Ф. Американские авианосцы в войне на Тихом океане. Воениздат, М., 1956

5. Кариг В., Пурдон Е. Американские авианосцы в Коралловом море, с.64-77, в сб. Боевое использование авианосцев, Воен-издат, М.,1973

6. Ричардс Д., Сондерс Х. Военно-воздушные силы Великобри-тании во второй мировой войне 1939-1945г.г. Воениздат, М.,1963

 


В ЧУДО МИДУЭЯ

В ТАЙНЫ ВОЙНЫ

В ЭНЦИКЛОПЕДИЮ

В КАРТУ САЙТА 


ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА