ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА

ТАЙНЫ ШПИОНАЖА

ДЕЛО ПЕНЬКОВСКОГО

 

ТОЧКУ В ДЕЛЕ СТАВИТ ШЕФ КГБ

 

“ОГОНЁК” №44 (4671) ноябрь 2000

Интервью, данное бывшим председателем Комитета Государственной Безопасности СССР В.Е.Семичастным корреспонденту журнала "Огонёк" Николаю ДОБРЮХЕ незадолго перед смертью.

 

Владимир Семичастный:

ПЕНЬКОВСКОГО ПОДВЕЛА ЖАДНОСТЬ

 

Справка из Советского энциклопедического словаря: “Семичастный Владимир Ефимович (р. 1924). Советский государственный, партийный деятель. Член КПСС с 1944 года. В 1946-50 гг. секретарь, первый секретарь ЦК ЛКСМ Украины. В 1958-59 гг. первый секретарь ЦК ВЛКСМ. В 1961-67 гг. председатель Комитета государственной безопасности”

 

- Владимир Ефимович! Не знаю, с чем уж это связано, но вдруг и на Западе и у нас вновь заговорили и заспорили о Пеньковском. Появилось много публикаций и книг. Например, за границей выпустили “Записки Пеньковского”, а у нас - мемуары “Операция “Турнир”, точнее “записки чернорабочего разведки” Анатолия Максимова. Описывая “рассекреченные жизни”, разные авторы совершенно по-разному рисуют судьбу и личность Пеньковского. По одним данным, это самый главный предатель военных тайн Советского Союза, получивший по заслугам высшую меру наказания. По другим данным, Олег Пеньковский - жив, потому что, будучи искусным разведчиком, специально выполнял роль дезинформатора спецслужб Англии и Америки и добился в этом колоссальнейших успехов. Но для виду, т.е. для продолжения “игры”, КГБ был разыгран спектакль суда со смертной казнью, будто бы тут же приведенной в исполнение. В действительности же его лицо было якобы ненастоящим, и после завершения спецзадания он вернулся к прежнему своему облику. И, дескать, по-прежнему здравствует как один из самых заслуженных разведчиков страны. Иные же договариваются до того, что Пеньковский не просто шпион, а такой особый шпион, что его даже сожгли, чтобы и духу его на земле не было. Уже не поймешь, что быль, а где сказка. Все это случилось при вас. Интересно, а что вы скажете?

- Да... Что касается Пеньковского, то чего только не наговорили. Некоторые выдают его чуть ли не за резидента и координатора всей агентурной сети Запада в СССР. А на самом деле... хотите, я вам расскажу, как все было, когда его только арестовали? Он, как известно, работал в ГРУ (Главном разведывательном управлении Министерства обороны СССР), на чем и погорел тогдашний начальник ГРУ Серов... тогда Пеньковского арестовали, его сразу привели ко мне на Лубянку...

- Вы его допрашивали?

 - Нет. Я его не допрашивал. Я просто первый, кто хотел посмотреть на него, чтобы лично убедиться, что он за человек. Его привели ко мне в кабинет, а там, значит, такой большой стол, длинный. И вот, как сейчас помню, сидит он в конце, такой пришибленный и облезлый такой, как, понимаете, жалкий мышонок. И вдруг говорит мне: “Я, гражданин председатель... Я мог бы предложить вам свои услуги и поработать на государство...” - то есть сразу начинает пытаться договариваться. Тогда я говорю: “Вначале скажите, какой вы вред принесли государству? И что особо важное вы передали американцам и англичанам?” Он начал что-то болтать, и тогда я сказал: “Имейте в виду, мы больше знаем, чем вы сейчас рассказываете. Поэтому посидите в тюрьме и, когда в камере все вспомните и придете к мнению, что все можете рассказать, дайте знать, и я вас приму”. Однако больше я его не принимал, потому что им уже занялись следователи, арестовали уже и Винна и начали “игру” с ними: и однажды, как бы случайно, навстречу Винну повели по коридору Пеньковского, чтобы тот видел, что арестован этот, а этот видел, что арестован тот, и чтобы оба знали, что и тот и другой уже дают показания, но не знали, какие именно. Благодаря такой психологической игре на допросе их было легче раскалывать. Так что никуда он не делся. Его расстреляли.

- А какие последствия были для его семьи? Запрещалось где-то жить, учиться и т.д.?

- Нет. Наоборот. Ведь мы проникли в его квартиру еще раньше и в квартире обнаружили тайник, обнаружили поддельный паспорт, то есть паспорт, по которому он должен был перейти на нелегальное положение... И еще несколько тысяч рублей. Позже я приказал оставить семье не то половину, не то какую-то очень большую сумму из тех денег. Наблюдая за Пеньковским, мы параллельно убедились, что остальные члены семьи (его мать, жена и дочь) порядочные люди, которые совершенно не в курсе этого предательства (Пеньковский делал все очень тайно). Поэтому, чтобы они не страдали, мы немедленно перевели дочь в другую школу и переселили семью в другое место. Мы боялись за дочь, потому что она уже оканчивала школу. И из-за соответствующей обстановки в школе могли быть самые страшные последствия: девочка могла психологически не выдержать возникшего напряжения и внезапной отчужденности. Однако фамилию оставили прежнюю. Потом уже, кажется, и фамилию заменили, чтобы не висело над ними проклятие сына, мужа и отца-предателя. А женой Пеньковского, кстати, была дочь не кого-нибудь, а начальника политуправления Московского военного округа. Вот так! А сам Пеньковский был адъютантом у маршала артиллерии Варенцева, который перед арестом своего “помощника” был командующим ракетной артиллерией сухопутных войск Советского Союза. Пеньковский, будучи у Варенцева, так сказать, холуем, настолько втерся в его семью, что ему доверяли даже ключи от дачи, на которой Пеньковский устраивал свои оргии, имея при этом какие-то связи и с дочерьми Варенцева... Ну и все прочее. Так что многое из того, что он передавал англичанам и американцам, было у него от общения с ничего не подозревавшим Варенцевым. А ведь в гостях и на переговорах у Варенцева бывали и военные, и конструкторы, и другие секретные лица. Пеньковский в подробностях знал про все его командировки в места дислокации ракетных войск. И все это передавалось на Запад. В конечном счете и Варенцев из-за него основательно пострадал: его разжаловали из маршалов артиллерии до генерал-майора. Когда я первый раз вызвал Варенцева к себе на разговор, он мне устроил такое... Мол, какое вы имеете право? Тогда я ему все выдал и сказал: “Вы что? Думаете, я лично решил с вами так разговаривать? Думаете, о том, как вы работаете и как проводите свое время, не знают в ЦК КПСС? Так что подумайте, кого вы пригрели у себя на груди и что за тип около вас крутился все это время”. Он: “Ы-ы-ы-ы-ы!” Чуть ли не матом на меня. Тогда я говорю: “Вот что... или я сейчас вызову стенографистку и буду официально вести допрос, или... вот вам вопросы и... чтобы завтра вы принесли мне полностью ответы на все эти вопросы!” После этого он сразу сник. И все! А Пеньковский сам напросился на предательство. Он несколько раз подбрасывал письма и англичанам и американцам с предложением своих услуг. Как мне помнится, американцы вначале побоялись. А англичане вышли на него. И когда он стал с англичанами устанавливать связь, мы его заметили. Точнее, мы его случайно поймали на мимолетном контакте в ГУМе около фонтана. Помните: “Если вы потерялись, встречайтесь в центре ГУМа у фонтана”? Так вот, наша “наружка” (наружное наблюдение) его там засекла. А потом его повели, повели... Мы ведь его, как говорят, пасли где-то четыре месяца. Мы сняли целый документальный фильм о Пеньковском. Этот фильм есть в архивах КГБ, но его не будут показывать, потому что нельзя его показывать, как нельзя показывать секретные документы. Между тем в этом фильме есть интересный момент, когда жена секретного сотрудника английского посольства сидит в сквере, а Пеньковский дарит девочке, которой три или четыре года, коробку конфет, и та бежит к маме, а в коробке с конфетами еще и пленки. Эта мама была как почтальон секретной почты. У нас была такая уникальная по тем временам аппаратура, которая позволяла снимать даже с крыши, как Пеньковский делал копии на подоконнике, не без оснований опасаясь, что внутренняя часть его кабинета отслеживается. Вокруг Пеньковского западные спецслужбы пытаются создать ореол “агента века” и доказать, что они завербовали одного из сверхсекретных чинов СССР.

- Но ведь он действительно нанес стране страшный ущерб?

- Да не-е-ет! Договорились до того, что он предотвратил атомную войну, выкрав советское сверхсекретное ракетное топливо, после чего США якобы сразу смогли нас догнать в области стратегических ракетных вооружений. Че-пу-ха! Ничего этого не было! Он пользовался всего-навсего библиотекой Главного разведуправления. Говорят, что он брал там сверхсекретные материалы и, перефотографировав, переправлял их на Запад. Спрашивается: какие сверхсекретные документы могут храниться в библиотеке даже в ГРУ? Это непозволительно было! Дело в том, что американской и английской разведкам было просто необходимо раздувать свои успехи о сверхагенте в СССР, чтобы выбить дополнительные финансы на свою деятельность. Когда Пеньковский, будучи тайным сотрудником ГРУ Минобороны и работая легально замом начальника отдела Госкомитета СССР по науке и технике у Кириллина, ездил за границу (в Лондон и Париж), с ним там подолгу беседовали американские и английские спецслужбы. И на основании этих бесед сразу вырисовывается его истинная личность: каким мелочным и меркантильным он был, как выпрашивал всякий раз деньги и звания у иностранных разведок. Он же стал полковником трех разведок: нашей, английской и американской. И самонадеянно считал, что его теперь должна принять чуть ли не сама королева Великобритании. Он так этого хотел, что англичане были вынуждены для начала устроить ему встречу с каким-то там лордом, чтобы хоть как-то остудить ему мозги. А деньги выпрашивал якобы на подарки нужным людям. В действительности же все это делалось в личных целях. Потом деньги якобы он выбивает не только для себя, но и для Винна, который под видом английского коммерсанта был у него связным. Пеньковский говорил: “Не забывайте, что мне и Винну надо дать”. И так на каждой беседе. Ему вопросы, а он сразу: сколько это будет стоить?!

Но, надо сказать, на всякий случай и я и ГРУ вынуждены были более 200 разведчиков отозвать из-за границы, потому что Пеньковский лично знал некоторых.

А вообще Пеньковский был не только тщеславным, но и неуравновешенным. От ГРУ (еще до этого) он работал в атташате нашего посольства в Турции. И там и наша резидентура, и ГРУ потребовали убрать его оттуда. И его вынуждены были отозвать оттуда, потому что он был склочник, неуравновешенная и, как итог, очень мстительная личность. Он просто не мог нормально работать в коллективе с людьми. И его единогласно выставили не только оттуда, но и из ГРУ. Он болтался без дела. И только по ходатайству Варенцева Серов его восстановил. И то... как восстановил... Когда Серов поручил своим подчиненным дать на Пеньковского характеристику и заключение, то они дали заключение, на котором Серов написал: “С такой характеристикой я не могу восстановить!” Но вместо того чтобы отказать, переделали это представление, и Серов написал: “Утверждаю”. Его восстановили снова в ГРУ и под крышей ГРУ направили работать в Комитет к Кириллину, замначальника какого-то отдела. И дальше... Когда он уже работал в Госкомитете по науке и технике, семья Серова поехала за границу, и Пеньковский ее там встречал, сопровождал, водил по магазинам и даже расходовал на это часть своих денег. Через некоторое время семья Серова (жена и дочь) появляется в Париже, и Пеньковский тут как тут. И он снова водит их там по магазинам... Вплоть до злачных мест. Видите ли, дочери Серова захотелось побывать на улочках, где находятся дома терпимости и промышляют проститутки. Он и туда ее повел. А когда он вернулся сюда, то семья Серовых устроила ужин в его честь. И, разумеется, на этом ужине присутствовал Серов. Все это мы потом Серову напомнили и инкриминировали.

Кстати, когда Варенцеву праздновали 60-летие, произошла забавная штука. На этом 60-летии, между прочим, были многие высокопоставленные лица. И даже заведующие отделами ЦК КПСС. Развернулось такое застолье! А было это на квартире, не в ресторане. Появляется Пеньковский. И дарит Варенцеву коньяк с цифрой 60, то есть якобы шестидесятилетней выдержки. Потом наши следователи установили, что этот коньяк действительно куплен в Париже, но самого рядового розлива, а рекламная наклейка вырезана Пеньковским из какого-то журнала и искусно приделана им вместо настоящей. Его даже здесь жадность подвела. Дешевый фальсификатор! Хотя западные хозяева денег не жалели. Однако и гости тоже были хороши: пили и смаковали: “Вот это коньяк!” Пеньковский даже до этого опускался. А то, что говорят, дескать, главное ракетное топливо американцам продал - совершенная галиматья. Он не имел к этому никакого отношения! Это исключается. Однако он мог указать дислокацию и назвать какие-то типы ракет, и то не сколько, и где, и каких ракет находится, а только географию их размещения - по командировкам Варенцева.

Разумеется, знал он и то, что Варенцев болтал на пьяную голову за столом или где-то в присутствии генералов. А Пеньковский все это слышал, когда подносил выпить или долить... И записывающее устройство у него на всякий случай было включено. Вот это было! Но что он мог найти и взять в библиотеке ГРУ? Да и в Госкомитете по науке и технике совсекретные материалы по оборонным делам никогда не проходили. И, значит, он и там не мог что-то брать. Второе. Если бы даже в библиотеке ГРУ наметился повышенный интерес какого-то сотрудника, пусть даже генерала, к каким-то темам (а там сидят не простые библиотекари), немедленно было бы сообщено куда следует и за таким любопытным установлено соответствующее наблюдение. Это ведь спецслужбы. И там не бывает, чтобы кто-то сам по себе пришел и сказал: “Дай мне то-то и то-то...” - и все прошло бесследно. Ничего подобного. Если даже в обычных библиотеках все на учете (кто, когда и чем пользовался), то в спецбиблиотеках тем более. Все выдачи материалов происходят по спецразрешениям, а разрешения выдаются по спецуказаниям, а указания даются на основании соответствующим образом разработанных планов операций и т.д. и т.п. Бывают, конечно, какие-то отступления. Но как только они начинают носить систематический характер, об этом сразу становится известно в структурах Госбезопасности.

И в архивах ни одному рядовому и даже высокопоставленному, но постороннему сотруднику не выдадут ни одну бумагу. Прежде чем он не напишет объяснение: зачем ему это нужно? Во всяком случае, так должно быть!

Так было и с Пеньковским. Я же говорю, мы сняли ему в затылок четыре части фильма по тридцать минут. Я даже возил, показывал этот фильм Фиделю Кастро. Он еще министру своему говорил: “Смотри и учись, как это делается!” Ведь мы еще и подсовывали Пеньковскому какую-нибудь туфту, чтобы у американцев голова шла кругом. И он это все им передавал. И они принимали это за чистую монету и платили ему такие премии, что становилось ясным: клюнули! И на ответные меры соответствующие финансы вбухивали...

Потом... Пеньковский еще несколько раз должен был выехать за границу, однако мы закрыли эти выезды... Но мы его не арестовывали. Почему? Мы тянули, потому что должен был приехать сюда Винн. И мы хотели их вместе взять. А он не ехал.

Приехал Винн в Будапешт. И я туда срочно послал свой самолет и Банникова с группой захвата. Так что Винна мы прихватили вместе с машиной в Будапеште... По соглашению, которое у нас было. А Пеньковского, стало быть, взяли здесь. Пеньковского мы несколько раз не выпускали за границу, хотя и боялись, что американцы могут что-то заподозрить. Но они так к нему присосались, потому что считали, что он здесь занимает такое высокое положение, что рвать с ним ну никак нельзя. Тем более что Пеньковский, как Хлестаков, был на язык мастак... Когда с ним в Лондоне и Париже работали по два-три человека от американцев и англичан, он их всех так убалтывал, что они становились похожими на персонажей из гоголевского “Ревизора”.

Хотя сомнения у них, конечно, возникали, но он им не давал в себя прийти, убеждая, что он со всеми, как говорится, “на дружеской ноге”. И этим, разумеется, еще большую цену себе набивал. И американцы с англичанами на нем “прокололись”, как городничий и свита на Хлестакове. И вот теперь, чтобы выйти из чуть ли не комедийного положения, непростительного для разведок таких сверхдержав, какими являются Америка и Англия, им приходится уже самим набивать Хлестакову... прошу прощения... Пеньковскому цену, называя его своим суперагентом века в России, в то время как у нас действительно были такие суперагенты: и Филби, и Блейк, и Абель, и даже такие, про которых они, может, только через сто лет узнают. И что самое главное, все они не чета Пеньковскому, потому как работали не за деньги, а за идею. Время еще скажет свое главное слово в защиту разведчиков, которые делают дело именно за идею, а не за деньги! Потому что они настоящие люди, а не продажные шкуры, как очень правильно говорят у нас в народе.

Впрочем, хотя вред от Пеньковского раздули как из мухи слона, он, видимо, все-таки на самом деле самый большой предатель среди наших разведчиков. Ну и... хорошо! Этому можно только радоваться.

При всем при этом я полностью опровергаю утверждение, что на СССР работали даже такие главари фашистского режима, как Борман, Геринг и еще не знаю, кого нам припишут. Хотя, казалось бы, сделай вид, что не хочешь даже разговаривать на эту тему, и соответствующие службы во всем мире сочтут: ага... значит, действительно что-то было! Однако чекистам никогда не была нужна такая дешевая слава. Зачем приписывать себе то, чего не было? Тем более когда и без всяких приписок заслуг столько, что хватит, чтобы с величайшим почтением относились к нам все агентуры мира вместе взятые. В связи с этим нельзя не сказать о Евгении Евтушенко, который договорился до того, что якобы Семичастный благодаря именно ему смог раскрыть тайну авторства вышедших на Западе под псевдонимами книг Даниэля и Синявского. Бред какой-то... Ну неужели бы я с Евтушенко, с этим не умеющим держать язык за зубами человеком, стал бы о чем-то таком договариваться? Тем более о том, чтобы он что-то там под шум воды в ванной выведал у самого министра юстиции США, которым тогда был брат Джона Кеннеди Роберт? Нет, конечно! Все о тайных публикациях Даниэля и Синявского за рубежом узнали сами разведчики, а не какие-то там деятели типа Евтушенко, выдающие себя чуть ли не за сверхсекретных агентов Семичастного. И еще, коль уж упомянули имя президента США Джона Кеннеди, скажу, что КГБ не только не был причастен к его убийству, но даже не был заинтересован в этом убийстве. Скорее наоборот, считаю своей недоработкой, что не сумели предвидеть такое убийство, ибо после благополучного разрешения Карибского кризиса между Кеннеди и Хрущевым установилось взаимопонимание, выгодное для безопасности обеих стран.

Это одновременный ответ и на другой больной вопрос советско-американских отношений: были ли у предполагаемого убийцы Джона Кеннеди Ли Харви Освальда какие-то отношения с КГБ? Да. Были. После его приезда в нашу страну и чрезвычайно неординарного шага Освальда получить политическое убежище в СССР путем попытки вскрыть себе вены в гостинице, КГБ еле удалось спасти его. Вид на жительство ему дали. Однако жить отправили хотя и не в захолустье, но подальше от Москвы. А именно в Минск. И, естественно, под негласным наблюдением спецслужб. А когда Освальд решил вернуться после женитьбы в Штаты, мы только облегченно вздохнули и не стали чинить ему никаких препятствий, а тем более давать какие-то задания от КГБ. Вот и вся, если коротко, правда о Ли Харви Освальде, попытавшемся побыть гражданином двух сверхдержав, но никак не суперагентом КГБ. Это понимают все трезвомыслящие политики США. Не понимают этого только падкие на сенсации интриганы от журналистики и те, кому нормальные взаимовыгодные отношения между Америкой и Россией в тягость. К сожалению, подобных безответственных интриганов хватает и в наших СМИ. Вот, скажем, благообразный диктор НТВ Михаил Осокин. Тоже любитель таких дурных вещей. Однажды он на весь мир выдал, что в окружении королевы Англии был агент, который выходил только на Семичастного. Я звоню на НТВ и говорю: “Откуда вы все это берете? Зачем вам надо туманить мозги всему миру?.. Вы хоть понимаете, что такое окружение королевы и что значит мне иметь на связи человека из этого окружения? Зачем?” Да. Некоторые иностранные послы работали с нами и имели со мной связь, но ведь это совсем другое дело. И королева Англии тут ну совершенно ни при чем. Это такая же нелепость, как и то, что люди из КГБ сожгли Пеньковского в топке. Да... много сказок о КГБ!

 

в ДЕЛО ПЕНЬКОВСКОГО

в ШПИОНСКИЕ ТАЙНЫ

в ЭНЦИКЛОПЕДИЮ

в КАРТУ САЙТА

 ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА