ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА


Александр Бирюк

ШПИОНСКИЕ ИСТОРИИ

"АНГЛИЙСКАЯ ИГРА"


7.

ТАЙНА ПРОПАВШИХ АЛМАЗОВ.

...Почти десять лет посвятил комиссар Плате поискам исчезнувших бриллиантов, но так ничего не добился. Кроме него тайник Донкерса с таким же успехом искали и многие другие - в основном это были ускользнувшие от карающего меча французской Фемиды главари шайки, организовавшие в 1926 году “ограбление на Ривьере”, а также некоторые лица, причастные некогда к расследованию. Одним из таких был бывший сотрудник парижского отделения американского “Агентства Пинкертона” Шарль Карон, который сделал поиски пропавших алмазов целью своей жизни и специально для этого поселился в Голландии. За несколько лет он потратил уйму денег, но все его усилия пошли прахом - в 1939 году Карон был убит выстрелом из ружья в темном переулке, и полиция заключила, что француз пал жертвой своих конкурентов, но узнать, были найдены ценности, или нет, так никому не удалось.

...На этом рассказ Ван дер Хорна, посвященный “ограблению на Ривьере”, заканчивается, но имя Шарля Карона самым волшебным образом всплывает в другом источнике, который сам по себе также не имеет к “Английской игре” никакого отношения, но в котором появляется лицо, связывающее комиссара амстердамской полиции Плате и германского майора Гискеса в один узел. Интересующий нас источник - книга бельгийского писателя Шарля Ладу “Криминальный мир Европы”, в котором рассказывается о деятельности некоторых преступных организаций Франции, Бельгии и Голландии в межвоенный период. В числе прочих Ладу упоминает и француза Шарля Карона, который в 1937 году якобы по заданию голландской криминальной полиции внедрился в некую преступную группировку, занимающуюся контрабандой алмазов.

“...Целых пятнадцать месяцев отважный лазутчик провел в осином гнезде, выявляя секреты преступной шайки, - живописует Ладу, воссоздавая события тех дней по одному ему ведомым источникам. - Бандиты знали, что Карон - бывший полицейский, но не думали, что он полицейский шпион. Карон так искусно вел свою игру, что к началу 1939 года в руках голландской полиции оказались сведения о главном канале тайной переброски алмазов из Европы в Северную Америку. Пересыльный пункт находился в Амстердаме, и 25 февраля 1939 года полиция по наводке Карона накрыла крупную контрабанду, приготовленную к отправке через амстердамский порт, а также произвела многочисленные аресты главарей этой мафии. Шарль Карон получил благодарность от самой королевы Вильгельмины и правительственный орден, однако вскоре был найден убитым у себя дома выстрелом в лицо, и многие полагали, что это была не иначе как месть со стороны оставшихся на свободе преступников. На ноги была поднята вся голландская полиция, и в результате был арестован некий Антон Ваалс, амстердамский грабитель, который признался в том, что это он убил Карона, но не из мести, а во время попытки получить от француза сведения о бриллиантах на очень большую сумму, которые где-то были спрятаны еще в 20-х годах одним из контрабандистов, застреленным полицейскими во время крупной облавы.

Ваалс рассказал следствию, как он узнал о том, что Карону удалось добыть документ, в котором была зашифрована часть сведений об этом тайнике; судьба другой части осталась неизвестна. Однако преступник утверждал, что Карон не захотел делиться информацией, и его пришлось убить. Комиссар амстердамской полиции Ван Астхеде, впрочем, не поверил Ваалсу, некоторые обстоятельства дела показывали, что тому все же удалось вырвать ценный документ у Карона, но доказать этого полицейский не смог. Сначала Ваалса приговорили к смертной казни, затем заменили ее пожизненным заключением. В 1940 году преступник был освобожден немцами и поступил к ним на службу в качестве осведомителя. Окончил свои земные дни этот негодяй осенью 1941 года - его застрелили голландские патриоты, за которыми он следил...”

...Антон Ваалс - вот имя человека, который нас интересует. О его деятельности на службе у немцев рассказывают другие источники, в частности это французский журналист Жак Рейман, упомянувший Ваалса в своей документализированной повести под названием “Без срока давности”.

“...Антон Ваалс получил свободу благодаря шефу гаагского гестапо Вольфу Байеру, который углядел в рецидивисте верного слугу, готового за деньги продать не только свою страну, но и мать родную. За год, что Ваалс проработал в гестапо, он выдал своему хозяину около сотни человек. Весьма ловко выдавая себя за агента, прибывшего из Лондона, он втирался в доверие и тут же предавал этих отважных, но неопытных людей, вчерашних студентов, булочников, клерков, школьников, которые умирали, не сказав ни слова, ничего не поняв и не узнав, кто их выдал и почему. В среднем группа Сопротивления приносила ему 3000 флоринов в месяц, не считая обычного жалованья. Но умер этот провокатор не от рук патриотов - в августе 1941 года гестапо передало Ваалса в распоряжение главы голландского отделения военной разведки Германа Гискеса, который намеревался использовать негодяя в своих целях, и тот скончался в резиденции абвера якобы от паралича сердца, наступившего в результате сильного переутомления. Эта смерть была очень подозрительна, но после войны всплыли некоторые сведения, согласно которым Ваалс работал на английскую разведку. Все стало на свои места - немцы рассчитались с Ваалсом за предательство, но не афишировали этого по вполне понятным причинам”.

Однако в истинных причинах смерти Антона Ваалса Рейман, по всей видимости, ошибается, потому что существует еще один источник, который этой ошибки прямо хоть и не подтверждает, но показывает, насколько в этом деле не все так просто. Оказывается, у Марка Донкерса был сын, которому на момент смерти своего папаши было 8 лет, и который проживал с матерью в Утрехте. Официальные документы по делу убийства Донкерса свидетельствуют, что за день до своей смерти мошенник успел побывать в Утрехте, и комиссар Плате выяснил, что тот общался со своей бывшей женой, которая никаких теплых чувств к Донкерсу не питала и быстро выставила его вон, правда, это явствовало только из ее собственных слов. Можно было подумать, что нить к тайне клада находится в ее руках, но семья Донкерса после его смерти не разбогатела - это установлено точно. В 1935 году Аннет Донкерс умерла, а ее сын воспитывался отчимом Яном Вроманом, чью фамилию юноша взял по достижении совершеннолетия. По иным сведениям, взятым из дела по убийству Шарля Карона в 1939 году, Петер Вроман, который к тому времени был уже студентом Утрехтского университета, настойчиво искал встречи с Кароном после разгрома банды контрабандистов, но преждевременная смерть последнего положила этим попыткам конец. Ван Астхеде, который вел это дело, допросил Вромана по поводу его странного интереса к убитому, но честного ответа не добился - Вроман ни словом ни обмолвился о том, что имеет хоть какое-то представление об умыкнутых его папашей в 1927 году бриллиантах. На том дело вроде бы и закончилось. Однако на самом деле оно только получило мощное продолжение.

Вот теперь и наступил момент открыть главную карту в той колоде, которая получила название “Английская игра”. Петер Вроман, оказывается, был участником самой последней диверсионной группы, заброшенной англичанами в Голландию в октябре 1943 года. Когда диверсантов сразу же после приземления схватили эсэсовцы, всех их тотчас отправили в гестапо - всех, кроме Вромана. Буквально через тридцать минут Вроман был представлен майору Гискесу, и о чем они говорили тогда - об этом доподлинно, вероятно, не узнает уже никто и никогда. Однако в этом деле весьма примечательны два факта - сразу же после этой встречи Гискес свернул свою деятельность “по вызову британских агентов на континент”, доложив по этому поводу начальству, что англичане наконец-то догадались, что к чему, второе - Петер Вроман спокойно дождался конца войны в лагере для пленных английских летчиков (!) и умер в своем Утрехте очень богатым человеком тридцать пять лет спустя после крушения третьего рейха. Ежели сюда добавить уже известные нам факты, то получится весьма занятная картина, которую комментировать было бы попросту излишне.

Однако прояснить кое-что все же стоит. Некоторые скептики не примут на веру вышеприведенные факты, взятые по большей части из весьма сомнительных источников, но тогда они вынуждены будут объяснить, каким образом все эти факты сложились в такую удивительно ясную картину. Можно сколько угодно спорить о достоверности того или иного источника, но было бы глупо игнорировать все их вместе взятые, если, конечно, не заподозрить авторов большинства из них в сотрудничестве по фальсификации материалов. Коллективная фальсификация исторических материалов - вещь довольно распространенная, но к нашему случаю она никакого отношения не имеет, и отчасти потому, что все эти источники возникали в разные времена и даже разные, так сказать, эпохи. Голландец Ван дер Хорн, например, умер еще до начала второй мировой войны, и если предположить, что бельгиец Ладу, которого при жизни Ван дер Хорна еще в проекте не было, решил продолжить историю пропавших бриллиантов на свой лад, то тогда следует согласиться с тем, что его “фантазии” каким-то образом подтверждаются официальными источниками, которые могут оспариваться на гораздо более серьезном уровне. В итоге может получиться, что вся “Английская игра” - сплошная историческая мистификация. Даже сам Аллен Даллес, признанный ас военного шпионажа и руководитель политической разведки США в Европе во время второй мировой войны, в своих мемуарах так и не смог (вернее - не захотел) дать однозначной оценки происходивших в 1942-43 годах в Голландии событий. Более того, приводимые им данные в корне отличаются от данных, обнародованных голландцами и даже самими немцами. Учитывая еще тот факт, что англичане полностью поддержали немецкую версию, остается только удивляться неуклюжести версии Даллеса в отношении голландской “Английской игры” (*6) , тогда как описывая работу английской разведки во Франции, например, он признает, что “английскую разведку было трудно долго дурачить ложными сообщениями”, и это “долго” измеряется вовсе не годами или месяцами, а неделями и даже сутками. Да, это наверняка была именно Игра, но заявляя, что это была именно ЕГО Игра, Герман Гискес заочно уличает Даллеса не просто в неточности, а именно во лжи, и это значит только одно - голландцы, обвиняя англичан после войны в нечестной игре, были правы только наполовину: склонность англичан к нечестным играм общеизвестна, однако в данном случае англичане перехитрили сами себя, на что и рассчитывал майор Гискес, закидывая им жирную приманку в виде приглашения к этой игре. Иначе это можно выразить так: намереваясь заглотнуть крупную добычу, английская разведка поскользнулась на лягушачьем дерьме, а когда поняла, что стала жертвой обыкновенного прощелыги, постаралась замазать свой конфуз вселенским непониманием сущности обвинений.

Как бы там ни было, а мы должны принимать все как есть: в непрофессионализме английскую разведку обвинить также трудно, как трудно преувеличить успехи абвера (глава которой (Канарис) сам был английским агентом) в борьбе с этой разведкой. Очень многие германские разведчики и контрразведчики периода второй мировой войны очень быстро лишались иллюзий относительно исхода войны, особенно после нападения вермахта на СССР, и потому ничего удивительного в том утверждении, что все они на протяжении ряда лет попросту готовили себе “пути отхода”, мы не встретим. Главе голландской секции абвера Герману Гискесу в Южную Америку в 45-м удирать не пришлось, потому что он отлично подготовился к приходу одураченных им в 42-м англичан, причем подготовился настолько отлично, что одураченные даже не посмели ему это припомнить. Более того - благодаря именно этим “одураченным” он смог легализовать своё нажитое во время войны состояние, и это наводит на мысль, что это дело еще более запутано, нежели можно себе представить даже после досконального изучения всего вышеизложенного. Однако недостаток каких-либо новых источников не позволяет подойти к этому делу на новом уровне и выйти за рамки проведенного расследования. Когда-нибудь эта тема наверняка будет продолжена, а на данном этапе эту страницу в истории всемирного шпионажа законно следует считать перевернутой.


ПРИМЕЧАНИЯ:

6. В главе, посвященной операции “Северный полюс” из известной книги А. Даллеса “Искусство разведки”, промелькнули такие вызывающие законное недоумение строки:

“...В конце 1941 и в начале 1942 года контрразведывательные органы германской армии, которые действовали на территории Голландии, сумели с помощью радиопеленгации засечь ряд нелегальных передатчиков, принадлежавших голландскому подполью, и захватить нескольких радистов. На их место немцы ставили своих людей, аккуратно проинформировав Лондон, что старые радисты не справились с делом и “подполье” выделило новых ...Подстраиваясь в эфире под голландских подпольщиков, нацисты втянули в ловушку немало храбрых добровольцев и получили огромное количество снаряжения, которое предназначалось для борьбы против них...”

Может быть невзыскательные читатели сочинений этого всемирно признанного аса международного шпионажа и готовы верить развесистой “клюкве” насчет замены немцами голландских радистов “своими людьми”, но нам это делать вовсе не обязательно, тем более что любой более-менее знакомый с произведениями Ю.Семенова или Н.Томана советский школьник прекрасно знал и знает до сих пор, что “подстроиться” под стиль другого радиста, да так, чтобы об этом не догадались чересчур подозрительные англичане, не сможет никакой даже самый умелый специалист своего дела. Конечно, о некомпетентности Даллеса говорить тут не приходится, и тогда возникает другая мысль: либо он над читателями просто насмехается, либо ему все равно, что лично о нем и его “воспоминаниях” подумают будущие поколения.

КОНЕЦ ИСТОРИИ.


в "АНГЛИЙСКУЮ ИГРУ"

в ШПИОНСКИЕ ТАЙНЫ

в ЭНЦИКЛОПЕДИЮ

в КАРТУ САЙТА


ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА