ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА


НЕНАЙДЕННЫЕ СОКРОВИЩА


ТАЙНА ОСТРОВА ОУК


 

 

13. ПРОГРАММА ПОЛКОВНИКА БЕНЁВСКОГО

Итак, анализ одиссеи Бенёвского следует начать с того самого момента, как он вообще всплывает в анналах мировой истории. Пленный польский полковник, пытающийся защищать независимость своей родины, заключен по приказу российской императрицы Екатерины II на каторгу в самый удаленный уголок ее империи. История по тем временам прозаическая, однако если бы Бенёвский был простым военным служакой-патриотом, то не было бы и острова Оук. Дело в том, что Бенёвский был по натуре самым законченным авантюристом, что весьма наглядно вытекает из всей его последующей биографии, и потому несколько можно сомневаться в том, что этому человеку были дороги именно интересы независимой Польши. Он был человеком умным, и прекрасно понимал, что разорённой своими глупыми аристократами стране независимости не видать, как своих ушей, и присоединение к какой-нибудь великой державе пойдет ей только на пользу. Скорее всего, что бунт против русских возник на почве имущественного "спора", то есть Бенёвского просто застукали в тот момент, когда он втихомолку грабил какого-то слишком уж прижимистого шляхтича. Однако как бы там ни было, а через некоторое время поляк оказался на другом конце материка, и положение это его никак не устраивало. Вот тут-то он и показал окружающим, на что способен доблестный польский офицер!

И весь мир вдруг увидел, что перед ним не абы кто, а отличный организатор и талантливый военачальник, человек с неиссякаемой фантазией и железной волей. Устроить бунт, подавить сопротивление хорошо вооруженного гарнизона, прихлопнуть самого губернатора, объединить множество единомышленников и преодолеть три тысячи морских миль (5500 километров!) от Камчатки до Южного Китая на утлом пакетботе в те времена решился бы далеко не каждый. А сколько опасностей он преодолел в своем нелегком плавании! А сколько заговоров внутри своей собственной команды раскрыл и пресек! А сколько решил финансовых и других не менее насущных для любой экспедиции проблем! А сколько... Можно подозревать, что этих "сколько" было столько, что не каждому капитану по зубам.

Но Бенёвский добился того, что на весь путь от крайнего востока Азии до крайнего запада Европы через крайний юг Африки у него ушло чуть больше года, и это при том, что в каждом крупном порту путешественники останавливались на месяц, а то и на два. После завершения эпопеи Бенёвского зачем-то понесло на Мадагаскар, и трудно поверить в то, что этот искатель приключений соблазнился созданием вольного поселения, как это стараются представить некоторые не вполне информированные историки. Скорее всего Бенёвский давно уже задумал основать свою собственную базу на довольно оживленном "хайвее", по которому из Индии и Китая в Европу перевозились сказочные богатства. Ведь стоит только припомнить, что его идейными вдохновителями тоже являлись пираты, к тому же в те времена в Индийском океане пиратство если не процветало, то все же существовало в явно неприкрытом виде. Знаменитый современник Бенёвского - Робер Сюркуф вовсю грабил нагруженные золотом английские и португальские корабли, и свою базу имел не так уж и далеко от Мадагаскара - на Реюньоне, и даже пользовался уважением и покровительством самого Наполеона Бонапарта. Так что затея Бенёвского насчет "свободной Либерталии" весьма прозрачна. Другое дело, что в 1774 году у него ничего не вышло, потому что французские колониальные власти не дали себя обвести вокруг пальца, да и сами колонисты не решились поддержать опасные начинания своего предводителя - ведь выезжали из Франции они как свободные переселенцы, а не как свирепые пираты...

Немного поразмыслив над проблемой и до конца убедившись в том, что с нынешним "материалом" каши не сваришь, полковник, задумавший стать адмиралом, отправился на поиски новых, уже более могущественных спонсоров. В результате почти десятилетних скитаний из-под его пера вышло несколько трудов, посвященных проблемам колонизации заморских земель. В этих сочинениях он как бы между делом превознес свои собственные подвиги до таких заоблачных высот, которые позволили ему в конце концов завязать нужные знакомства среди торгово-промышленной элиты молодого американского государства. Еще через некоторое время в его руках оказался первоклассный бриг, укомплектованный тщательно подобранной им командой единомышленников, а также моральное право проводить захватническую политику по отношению к кому бы то ни было под эгидой еще более алчных, чем испанцы, англичане или французы, американских банкиров. Напомним, что именно эта политика вмешательства в колониальные дела Англии и Франции, осуществляемая американцами хоть и руками авантюристов, подобных Бенёвскому, но именно на свои собственные, американские денежки, и привела в конце концов к Американской Отечественной войне 1812 года, когда англичане вторглись в пределы США и попытались силой оружия совершить то, что им не удалось в 1778-м, когда Джордж Вашингтон объявил Северо-Американскую независимую республику. Так что ни о какой "свободной Либерталии" Бенёвский и думать не думал, когда, с ног до головы экипированный своими новыми хозяевами, высаживался в Носси-Бэ.

Однако французы очень скоро дали понять пиратам, что не потерпят на своих коммуникациях американской базы, и тогда Беневский решил действовать на свой страх и риск. Умело маневрируя из одной операционной зоны в другую, этот новоявленный корсар набил трюмы "Капитана Пратта" богатствами, которые не снились ни одному пирату в мире, включая капитана Блада, Кидда и Генри Моргана вместе взятых. Об этом можно судить хотя бы по сохранившимся до наших времен отчетам капитанов ограбленных Бенёвским кораблей, и губернаторов тех провинций, в которых грузилось отправлявшееся на них в метрополию золото. Даже по нынешним временам, когда по улицам миллионеров ходит - плюнешь и не промахнешься - это немалые богатства. В результате несложных математических изысканий можно получить сумму, которая чуть ли не вдвое превышает весь нынешний военный бюджет такой страны, как Великобритания - 42 миллиарда долларов! Кто скажет, что это не так уж и много, с тем спорить не стоит, но зато стоит осознать, что подобными средствами не ворочал тогда ни один монарх в мире!

Итак, наш доблестный герой собрал сумму, необходимую ему для осуществления любых замыслов и планов, которые только могли зародиться в его неординарной голове, и решил судьбу больше не испытывать. Мадагаскар его уже не интересовал, и новоиспеченный миллиардер устремился к берегам Нового Света, где ему надлежало пустить свои средства в оборот.

Однако очутившись у берегов США, Бенёвский открыл для себя неприятные вещи. Французы, лишившись сокровищ "Анжеблуа", подняли вой на весь свет, и правители дружественных Людовику ХVI держав, искренне сочувствуя ограбленному проходимцем коронованному "бедняге", пообещали ему схватить Бенёвского и выдать Парижу с потрохами, то есть с сокровищами. А так как в ту пору и французы, и американцы имели одного общего врага (англичан), то автоматически считались союзниками. Бенёвский узнал эту весть на подходе к Бостону от повстречавшегося в море рыбака, и тут же шарахнулся прочь от американского берега к берегам Новой Шотландии, являвшейся тогда самой верной колонией Англии в этом регионе. Однако на покровительство англичан, страдавших неуместной тягой к имуществу не только врагов, но и друзей, надежды тоже не было. Тогда Бенёвский отправляется на поиски укромного местечка, где он смог бы припрятать свои богатства до лучших времен, и этим местечком, конечно же, оказывается именно наш остров Оук!

 

  

14. ШТУРМАН ИВАН УСТЮЖИН

Теперь остается разобраться с Джоном Мак-Гиннисом и его компанией. Многие официальные источники указывают, что Мак-Гиннис проживал на Оуке с "незапамятных времен", то есть задолго до предполагаемой высадки Бенёвского на этом острове в 1787 году. Как нам известно, хижина старика стояла прямо на перекрытии, скрывавшем под собой вход в Денежную шахту, значит есть все основания считать, что он о ней прекрасно знал, тем более что он обещал после своей смерти осчастливить невиданным богатством Мак-Гинниса-младшенького, то есть своего внука, взятым из каких-то неведомых источников. Мак-Гиннис был англичанином, когда-то служил на флоте, но документы умалчивают, на каком именно. Однако фамилия Мак-Гинниса фигурирует также в материалах по Ивану Устюжину, "бомбившему" питерских бюрократов вплоть до 1799 года. В одной из докладных, поданных канцеляристом Хотинским на рассмотрение столоначальника Морской Коллегии в Петербурге, идет речь о некоем Мак-Гиннисе - "компаньоне" Устюжина по прошлому "путешествию", который, "...являясь аглицким подданным, выдал в пользу Российской Империи некоторые секреты, касающиеся в частности сведений о давно искомом мореходами всех наций Северо-Западном проходе поверх Нового Света, которым могли бы воспользоваться русские корабли, направляющиеся из Петербурга и Архангельска к берегам Камчатки и Русской Америки..."

Конечно, можно несколько засомневаться в том, что этот Мак-Гиннис и на самом деле владел какими-то там еще секретами, кроме секрета, касающегося зарытого Бенёвским на Оуке клада. Скорее всего, упоминание о Северо-Западном проходе, столь желанном для европейских торговцев кратчайшем пути в Китай и Индию, было всего лишь уловкой, направленной на то, чтобы государственные крючкотворы побыстрее снарядили Устюжина в плавание к берегам Америки, где его ждал гигантской величины клад. Но наши крючкотворы оказались сильнее, Устюжин, в свое время преодолевший все тяготы и лишения совместных с Бенёвским странствий, за срок более короткий угас в борьбе с неистребимыми российскими бюрократами.

Но зато теперь наверняка можно предположить, что Мак-Гиннис был не просто "вольнонаёмным" сторожем клада, а еще и ближайшим приятелем Устюжина, или даже самого Бенёвского, который познакомился с ним во время своих скитаний по Северной Америке, иначе Устюжиным в докладной была бы указана какая-нибудь иная фамилия. Вероятно, после гибели "Капитана Пратта" у берегов Микелона Устюжин был не в состоянии отыскать в Новом Свете достойного компаньона для извлечения им самим же закопанных сокровищ, и он решил попытать счастья в России, предварительно "застолбив" Денежную шахту Мак-Гиннисом...

Однако пытаясь выяснить статус Мак-Гинниса, мы забежали вперед так далеко, что следует подумать об остановке. Добравшись до Оука и решив воспользоваться его недрами, Бенёвский объявляет конкурс, как сейчас принято выражаться, на лучший проект тайника для своих сокровищ. За дело берется один из членов команды, талантливый русский инженер Григорий Рюмин, который бежал из России в Америку еще в 1749-м году после неудачной попытки поучаствовать в заговоре против царицы-императрицы Елизаветы II с целью водворения на престол ее тогдашнего мужа Петра. Видимо, Бенёвский посчитал, что те богатства, которые он увел у французской короны, неразумно использовать в ближайшее время - для того, чтобы на всю оставшуюся жизнь осчастливить каждого из своих подельников независимо от ранга, с головой хватило и малой его части. Остальное следует схоронить в так называемом "банке", какими в разные времена пользовались пираты. Рюмин без особого труда рассчитывает систему хитроумных подземных коммуникаций, которые, по замыслу Бенёвского, позволили бы надёжно изолировать сокровища от внешнего мира даже в том случае, если бы о них прознали посторонние и попытались бы извлечь без ведома хозяев.

Для возведения подобного сооружения у Рюмина под рукой имелось все - разнообразный строительный материал, и толковые мастера, и выносливые рабочие из числа китайцев и африканцев, составлявших немалую часть экипажа "Капитана Пратта". Времени у строителей было тоже хоть отбавляй. Сохранению необходимой секретности благоприятствовала относительная удалённость Оука от основных населенных пунктов и морских путей. Немногие местные жители близлежащего Честера, страдавшие излишним любопытством, быстро потеряли к Оуку интерес, после того, как Бенёвский представился им британским адмиралом и заявил, что на острове проводит работы Управление гидрографической службы королевской штаб-квартиры в Галифаксе, и потому Оук является военным объектом. Следуя из этого каждый, кто осмелится приблизиться к нему на расстояние пушечного выстрела, будет рассматриваться как французский или американский шпион и подлежит расстрелу на месте. Выслушав эту устрашающую речь, обитатели Честера были настолько напуганы, что не решились ретранслировать ее по округе, а ограничились тем, что выдумали легенду о привидениях пиратов, якобы населяющих остров с незапамятных времен.

Остров Оук, фотография из космоса.

Много позже, правда, некоторые старожилы все же поведали властям о странных посетителях острова и о проведенных ими не менее странных работах, но официальные лица посчитали эти сведения за сплетни многолетней давности и ограничились тем, что сделали запрос в галифакскую гидрографическую службу. Ответ руководства этой службы история донесла до нашего времени, и из него следует, что в 1787 году на острове Оук не проводилось никаких работ. Впрочем, их не проводилось ни в каком бы то ни было году по той простой причине, что королевскую гидрографическую службу Оук интересовать никак не может из-за мелководности бухты, в которой он находится. Бумага, отысканная в архивах Лунебёрга, на чьих землях расположен Честер, была подписана начальником штаб-квартиры и датировалась 1805 годом, тем самым годом, когда из Денежной шахты была выброшена самая первая лопата земли...

Итак, Бенёвский надежно прячет "остатки" клада на Оуке, и отбывает по только одному ему ведомым делам. По дороге он ссаживает заболевшего Устюжина в Галифаксе, а сам отправляется к Микелону, где его ждет бесславный, и даже досадный после такого взлета конец. Сейчас уже трудно установить, ЧТО ему понадобилось еще от несчастных французов - если он захотел отнять у тамошних колонистов провизию, то не проще ли было ее закупить прямо в Галифаксе? Все документы, до которых добрались исследователи, по этому поводу пока молчат. Протоколы допросов захваченных моряков со взорвавшегося "Капитана Пратта" до нашего времени не сохранились, а увезший пленных в 1787 году во Францию "Шопрен" навсегда сгинул в морской пучине.

 

  

15. ДНЕВНИК ШТУРМАНА УСТЮЖИНА

Далее история клада развивается по всем правилам детективной романистики. Старый Мак-Гиннис наконец "отдает концы", так и не дождавшись своего компаньона, сделавшегося после гибели Бенёвского прямым наследником всех его богатств. Роль Роберта Летбриджа в этом деле не совсем ясна, однако можно полагать, что Бенёвский (или Устюжин) просто оставил его для надзора за Мак-Гиннисом, выписав вместе с семьёй из Честера или какого-то другого городка на побережье, и снабдив средствами для ведения приличного хозяйства. Вполне вероятно, что Летбридж не был даже посвящен в тайну клада, хотя и получил строгие инструкции пресекать любые попытки "сторожа" поковыряться в земле острова. Насчет камня, предоставленного Селлерсу-первому вдовой Летбриджа, то наверняка он его нашел где-то в кустах, когда совершал обход своих владений. Однако не в состоянии расшифровать высеченную на нем надпись, он спрятал его до лучших времен. Если даже он и показывал камень Мак-Гиннису, то тот ничем помочь ему не смог, или же не захотел. Скорее всего последнее.

Как уже известно, текст на этом камне, а также на камне, найденном позже в Денежной шахте, был составлен на латыни, прежде чем его зашифровали, а Бенёвский, как вытекает из отчета об экспедиции 1771-72 годов, предоставленного Екатерине II одним из спутников Бенёвского неким Магнусом Мейдером, латынью владел прекрасно, и даже во всеуслышание гордился этим. К тому же история доносит до нас страстное увлечение этого человека криптографией. Что касается кусочка истлевшего пергамента с написанными на нем латинскими буквами "w" и " i ", вынесенного буром на поверхность в 1896 году и послужившего темой для многочисленных и бурных дискуссий по поводу его происхождения, то следует особо отметить тот факт, что буква "w" кроме немецкого и английского алфавита входит еще только в ПОЛЬСКИЙ, и больше ни в один алфавит мира. Так что предположения о том, что шифр составлен именно Бенёвским, как мы видим, отнюдь не беспочвенны.

Как уже упоминалось, в статьях многих отечественных и зарубежных авторов, посвященных "одиссее большерецких острожников", можно обнаружить неоднократные намёки на то, что к концу своей жизни Иван Устюжин написал какие-то "записки"... Однако эти намеки так и оставались намеками, пока на глаза какому-то архивариусу не попалась статья в газете "Известия" от 12.3.1920 года, посвященная различным бунтарям царских времен, начиная Болотниковым, Разиным, Пугачёвым и заканчивая бомбистами-народовольцами. В этой статье также упоминался и бунт в Большерецком остроге на Камчатке в 1771 году. Неизвестный автор этой статьи, зашифрованный под псевдонимом "Октябрьский" утверждал, что ему известно местонахождение дневников ближайшего соратника Бенёвского - И. Устюжина, который в течение пятнадцати лет вел летопись "этого славного борца за счастье народное... и создателя на далёком Мадагаскаре свободного от всяческой эксплуатации поселения под названием Либерштадт ("Либер" - по латыни Свобода)".

В свете интересующей нас загадки это открытие было весьма обнадеживающим. Общеизвестно, что как раз в том, 1920-м году "Известия" взял под свое крыло небезызвестный международный "бунтарь" (вспомним хотя бы его отсидку в берлинском Маобите), а также "...деятель международного социал-демократического движения, член Центрального комитета РКПБ, левый коммунист и партийный публицист" Карл Бернгардович Радек. Неизвестно, в каком именно году были наконец отысканы дневники Устюжина, где они находились и почему не были найдены ранее; нельзя также с полной уверенностью утверждать, что в этих записках была полностью раскрыта тайна острова Оук, но то, что сокровища с ограбленного Бенёвским французского галеона "Анжеблуа" побывали в России - это уж точно. Для того, чтобы в это поверить, достаточно рассмотреть поближе некоторые события, связанные с особенностями развития отношений Запада с Востоком в конце далёких 20-х...

дальше

 


В ТАЙНУ ОСТРОВА ОУК

В ТАЙНЫ СОКРОВИЩ

В ЭНЦИКЛОПЕДИЮ

В КАРТУ САЙТА

 


ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА