ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА


НЕНАЙДЕННЫЕ СОКРОВИЩА


ТАЙНА ОСТРОВА ОУК

Статью В. Андрушова «Тайна острова Оук» комментируют
инженер Александр ИВОЛГИН
и морской историк Лев ДОБРЯГИН

ХИТРОУМНЫЙ КОЛОДЕЦ

Если отнестись скептически к самой возможности существования пиратских кладов, то следует быть последовательным до конца и отрицать клады вообще.

Однако история, даже история последних лет, свидетельствует, что клады существуют вне зависимости от точки зрения скептиков. Так, к примеру, в районе Черкизова в Москве в последние годы шло интенсивное жилищное строительство, и при отрывке котлованов было обнаружено несколько старинных тайников.

Обратимся теперь к сокровищу острова Оук. В самом деле, зачем кладообразователям понадобилось такое довольно сложное инженерное сооружение?

Анализируя ход бурения, легко заключить, что перед нами обычная шахта. Дубовые настилы можно рассматривать как своеобразную крепь ее ствола. Конечно, было бы надежнее крепление шахты произвести срубами, однако срубы потребовали бы значительно большего расхода времени, рабочей силы и древесины.

Для каких целей возводилась шахта?

В нашем случае могут быть два ответа: либо для добычи полезных ископаемых, либо для водоснабжения.

Скорее всего шахта представляла собой колодец. Прямым подтверждением этой версии является то, что на глубине 24 м кладоискатели обнаружили слой древесного угля на кокосовой циновке... Да ведь это же самый надежный и самый лучший фильтр! Чтобы черпать из колодца чистейшую воду, освобожденную от мельчайших взвесей, ничего лучше было бы придумать невозможно. Ибо, кроме фильтрации воды, древесный уголь выполняет и роль адсорбента.

Кто мог вырыть колодец? Беглецы с материка, спасавшиеся на острове от произвола и разбоя властей. Или моряки, потерпевшие кораблекрушение. Как тем, так и другим на необжитом, необитаемом острове позарез был нужен постоянный источник пресной воды.

Вот как могли протекать земляные работы.

Когда проходчики дошли до глубины между 24 и 27 м, они встретили водоносный слой, однако настолько незначительный, что стали продолжать проходку. Дойдя до глубины 50 м, наткнулись на непреодолимую преграду — материковую скалу, которая заставила их задуматься: что же делать дальше?

Очевидно, у кого-то из строителей возникла мысль: а что, если к колодцу подвести по каналу морскую воду и очистить ее от солей или хотя бы уменьшить их содержание?

В наше время известны очистные и опреснительные установки с использованием катионирования. С этой целью вводят один или несколько реагентов, фильтруют через инертные материалы — кварцевый песок, мраморную крошку, антрацит или через активно действующие материалы — активированный уголь, стальные стружки, природные алюмосиликаты — цеолит, плауконит, волконскоит, вермикулит и др.

В пользу «очистного» варианта говорит обнаруженный кладоискателями древесный уголь, «мягкий металл», дерево.

Вместе с тем не исключено, что строители имели в виду и другую, более хитрую возможность. Так как водоносный слой распространяется не строго горизонтально, то где-то имеются его понижения. Если в точке этого понижения создать напор, то вода в водоносном слое поднимется согласно закону сообщающихся сосудов.

Таким образом, во время приливов морская вода, дойдя по водостокам и каналу до подошвы водоносного слоя, поднимала его уровень. Приливы и отливы играли роль насоса и мотора, закачивавшего пресную воду в шахту.

Когда система из 5 водоспусков и канала была освоена, практика, видимо, показала, что на глубинах 44— 46 м залегал другой водоносный слой с водой, непригодной для питья (другая причина — начала профильтровываться морская вода). Поэтому дно шахты завалили грунтом и обвели водоносный слой «цементной» камерой. Когда же и это не устранило просачивание соленой воды, ствол пришлось заделать вплоть до отметки 27 м. Теперь пресная вода поступала только из верхнего горизонта, периодически «поджимаемая» в шахту приливной волной.

Вполне возможно, что со временем изгнанники покинули остров, надобность в пресной воде отпала. «Беспризорный» колодец заилился, перестал действовать подпор прилива, и вода ушла. Теперь, чтобы спрятать клад, достаточно было забраться в высохший колодец, углубить его и на отметке 33 м зарыть сокровища. А затем оставалось лишь для надежности завалить шахту глиной.

Вероятно, последующие исследования окажутся более результативными для археологов и историков техники, чем для кладоискателей.

А. ИВОЛГИН, инженер



«СОКРОВИЩНЫЙ БИЗНЕС»

Газеты, телевидение, радио время от времени оповещают человечество о случайных находках сокровищ. Но как ни парадоксально, за последние полвека нет ни одного упоминания о найденном пиратском кладе.

История мореплавания знает грабителей морских дорог разного рода: корсаров, каперов, приватиров, буканиров и флибустьеров. Достоверно известно, что такие вожаки «джентльменов удачи», как Джон Морган, Эдвард Тич, Билл Роджерс, Бартоломео Робертс, Якос де Сорес, Жан и Пьер Лафитты, Бенито-Бонита, Ла Буз, и многие другие зарывали сокровища на маленьких, ничем не примечательных островах. До сих пор эти островки являются меккой охотников за кладами.

Особый интерес заокеанские кладоискатели проявляют к крошечному острову Амелия. Как повествуют хроники, именно здесь, у побережья Флориды, печально знаменитый Эдвард Тич ремонтировал свои корабли, устраивал дикие оргии и зарыл не менее 30 кладов.

Сокровища свои пират погребал весьма оригинальным образом. Вернувшись с моря на остров, Тич уходил с одним из не полюбившихся ему матросов в глубь острова. Вожак пиратов нес две переметных сумы с драгоценными камнями, а матрос тащил более тяжелый мешок с золотом и лопату. «Черная борода» выбирал подходящее место и приказывал копать яму. Матрос брался за лопату, а вожак, устроившись где-нибудь поудобнее, раскуривал трубку. Затем Тич убивал спутника, закапывал яму, тщательно замечал место клада по особым ориентирам и возвращался на корабль. Когда его осторожно спрашивали, куда делся их товарищ, вожак неизменно отвечал, что тот либо «завяз в болоте», либо «сорвался в море с утесов».

Места зарытых кладов пираты хранили в глубокой тайне и наносили на карты весьма редко. Как правило, они использовали для этого шифр и условные ориентиры. Когда 7 июля 1730 года король французских флибустьеров Ла Буз взошел с петлей на шее на эшафот, он швырнул в толпу исписанный шифром листок и крикнул: «Мои сокровища тому, кто прочитает!» Записку расшифровали частично. Местом зарытых пиратом сокровищ оказались Сейшельские острова, расположенные в Индийском океане. С тех пор на протяжении уже более двух столетий они как магнит притягивают к себе кладоискателей всех рангов и сословий. Но так как точных координат и ориентиров клада никто не знает, сокровища Ла Буза не найдены.

Да, находки пиратских кладов в наши дни — явление исключительной редкости! Сведения о несметных сокровищах обросли на протяжении столетий такой фантастической оболочкой, что ныне уже невозможно отделить правду от вымысла. Изготовление «старинных» морских карт, древних рейсовых донесений, коносаментов, пиратских грамот и других документов стало «большим бизнесом» в Соединенных Штатах. В свое время нью-йоркский бизнесмен Ф. Коффман лишил работы многих аферистов и изготовителей фальшивых старинных карт. Основав в Нью-Йорке «Поисковую ассоциацию», Коффман издал объемистое пособие для кладоискателей «Атлас сокровищ».

Сейчас Коффман пошел дальше. Его «Поисковая ассоциация» фактически монополизировала «сокровищный бизнес» в США. Она располагает специальным флотом судоподъемных кораблей, «подводными роботами», различными приспособлениями, которые можно взять напрокат (конечно, клиентам обойдется это недешево!).

Теперь о загадочном кладе острова Оук. Автор «Золотого миража» перечисляет несколько самых распространенных гипотез.

Какая из них самая правдоподобная? Во всяком случае, не та, что связана с именами Моргана или Тича. Точно так же постройка «золотого колодца», этого блистательного технического сооружения, вряд ли была по силам викингам, испанским конкистадорам или шотландцам средневековья.

Вероятнее всего, как справедливо утверждает В. Андрушов, сокровища представляют собой золотой запас французского форта.

Этой же точки зрения придерживается признанный авторитет в области старинных кладов на северо-восточном побережье Америки историк Билл Мартелл.

Шумиха же вокруг клада острова Оук, поднятая в западном мире в последнее время, отнюдь не случайна. Это одна из очередных стадий «сокровищного бизнеса» — прибыльного дела предпринимателей типа Коффмана.

Л. ДОБРЯГИН


ВОЗВРАТИТЬСЯ В НАЧАЛО СТАТЬИ <<<

 

"Техника - Молодёжи"


в НЕНАЙДЕННЫЕ СОКРОВИЩА

в ЭНЦИКЛОПЕДИЮ

в КАРТУ САЙТА


  ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА