ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА


ТАЙНЫ КАТАСТРОФ -- КАТАСТРОФЫ НА МОРЕ


НЕРАЗГАДАННАЯ ТАЙНА

Неразгаданная тайна

Комментарии

Документальную повесть Анатолия Елкина "Тайна "Императрицы Марии" комментирует кандидат технических наук Н. А. ЗАЛЕССКИЙ

Через всю повесть "Тайна "Императрицы Марии" красной нитью проходит страстная убежденность автора в том, что трагическая гибель флагманского корабля Черноморского флота "Императрица Мария" в 1916 году - дело рук немецких агентов. Однако для установления истинных причин нескольких взрывов на "Императрице Марии" одних сравнений и рассуждений недостаточно. Нужны документы, а их-то, к сожалению, у Анатолия Елкина нет.

Какие же возражения можно высказать против доводов автора?

Как это на первый взгляд ни странно, но "находка" в Кенигсберге еще ничего не доказывает.

Фотографии взрыва имелись в штабе Черноморского флота еще за 21 год до "находки в развалинах Королевского замка". Дело в том, что снимки были сделаны не немецким агентом, а русским фотографом. У автора этих строк имеется фотооткрытка момента взрыва, на обратной стороне которой стоит штамп "Фотографическая лаборатория Штаба Команд. Черноморским флотом". Еще одна оригинальная фотография другого момента взрыва этого корабля хранится в Центральном военно-морском музее, причем на лицевой ее стороне в верхнем углу стоит штамп "Секретно". Вряд ли этот штамп на русском языке поставили... немцы.

В чем же тут дело? Действительно ли эти фотографии могли оказаться в Германии? Да, могли. В этом автор прав. Но причины того, как они туда попали, совершенно иные, чем полагает А. Елкин. Когда в 1918 году немцы оккупировали Севастополь, то они, естественно, проявили большой интерес к материалам штаба флота. Как рассказывал один из севастопольских старожилов, Г. С. Мыс, бывший тогда фотографом флота, немцы в продолжение нескольких дней никого из русских офицеров в штаб не пускали и затем вывезли в Германию все интересовавшие их оперативные документы и фотографии.

Множество самых невероятных предположений породил специальный редакционный комментарий к труду академика А. Н. Крылова "Некоторые случаи аварии и гибели судов". В этом документе, озаглавленном "От издательства", и рассказано о "неизвестном иностранном морском офицере", который якобы предложил Военно-Морскому музею "коллекцию фотографических снимков "Императрицы Марии".

Так ли все было на самом деле? Вряд ли. Недаром тонкий знаток отечественной морской истории адмирал флота И. С. Исаков пометил это место в личном экземпляре "Некоторых случаев…" красным карандашом и написал: "Легенда". В архивах Военно-Морского музея ни о какой покупке фотодокументов "Марии" у иностранного моряка также не говорится ровным счетом ничего.

Как было сказано ранее, документального подтверждения того, что гибель "Марии" явилась результатом диверсии, А. Елкин не приводит. Он ограничивается лишь логическими рассуждениями, иногда далеко не беспристрастными. Между тем столь же логичные предположения, и, может быть, более убедительные, можно высказать относительно того, что взрыв "Марии" вызван другими обстоятельствами.

Бывший старший офицер линейного корабля "Императрица Мария" капитан 2-го ранга Городысский, находясь в эмиграции, в 1928 году опубликовал в "Морском журнале" (издавался в Праге на русском языке) статью, посвященную гибели "Марии". Городысский пишет, что "после многих расспросов, размышлений и сопоставлений разных фактов" он пришел к заключению, что пожар на корабле начался с одного из полузарядов, находившихся в первой башне.

Вот как, по его мнению, происходили события 7 октября 1916 года.

В этот день после побудки дежурный но первой башне старший комендор Воронов спустился в погреб башни с тем, чтобы замерить в ней температуру, и тут он увидел: полузаряды не убраны в стеллажи. Причиной такого непорядка явилось то, что накануне корабль вернулся из похода, после чего производилась авральная погрузка угля. Поэтому полузаряды вынимались из орудий, вкладывались в пеналы, но из-за недостатка времени в стеллажи не укладывались. Воронов, видимо, решил, не ожидая прихода других матросов, сам навести порядок. Во время этой работы он, вероятно, случайно уронил один из пеналов, который ударился о палубу погреба и загорелся. Затем огонь перекинулся на другие полузаряды - возник пожар. Сам Воронов, получив ожоги, погиб. Из вентиляторов повалил дым, окрашенный парами цинка и меди - материала, из которого изготовлялись пеналы. Последующее исследование шинели машиниста Воскресенского, который в то время пробегал мимо одного из таких вентиляторов, подтвердило это предположение. Конечно, доброкачественный порох не должен воспламеняться от удара. Но порох проверялся в лаборатории выборочно, так что вполне мог попасться бракованный полузаряд.

Кстати, подобный случай произошел в октябре 1915 года на линейном корабле "Севастополь". При перегрузке полузарядов в погреб один из них сорвался со стропа и ударился о палубу погреба. Порох воспламенился (хотя он также от удара не должен был загореться). Крышку пенала выбило, пламя перекинулось на соседние полузаряды. По приказанию командира корабля погреб был затоплен. Это спасло "Севастополь" от гибели.

Как видим, версия Городысского доказательней во многом умозрительных доводов А. Елкина. Утверждение, что взрыв "Императрицы Марии" произошел в результате диверсии немецких агентов, не выдерживает критики. Поэтому повесть "Тайна "Императрицы Марии", несомненно, являясь литературно-художественным произведением, не может считаться произведением документальным. Увы, и на этот раз тайна гибели корабля не разгадана.

Н. ЗАЛЕССКИЙ, кандидат технических наук,
инженер-капитан 1-го ранга, Ленинград

Антология Таинственных Случаев, ТМ-1970, №11

>> Д А Л Ь Ш Е


в ИМПЕРАТРИЦУ МАРИЮ

в МОРСКИЕ КАТАСТРОФЫ

в ТАЙНЫ КАТАСТРОФ

в ЭНЦИКЛОПЕДИЮ

в КАРТУ САЙТА

в ФОТОАРХИВ


ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА