ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА


ТАЙНЫ КАТАСТРОФ -- КАТАСТРОФЫ НА МОРЕ


ТАЙНА "ИМПЕРАТРИЦЫ МАРИИ"

Анатолий ЕЛКИН
(Повесть опубликована в журнале "Техника-Молодёжи" №№ 10-11 за 1070 год)

Рис. Р. Авотина

Анатолий Ёлкин

Документальная повесть, в которой главные действующие лица пожелали остаться неизвестными и где неожиданно сталкиваются судьбы линейного корабля, последних Романовых, академика Крылова, Гришки Распутина, наших современников и многих других людей, сил и обстоятельств.

7 октября в Северной бухте Севастополя взорвался и затонул линейный корабль "Императрица Мария". Причина катастрофы осталась неизвестной.

"Черноморский флот". Исторический очерк. М., Воениздат, 1967.

"И еще Полевой рассказывал о линкоре "Императрица Мария", на котором он плавал во время мировой войны.

Это был огромный корабль, самый мощный броненосец Черноморского флота. Спущенный на воду в июне пятнадцатого года, он в октябре шестнадцатого взорвался на севастопольском рейде, в полумиле от берега.

- Темная история, - говорил Полевой. - Не на мине взорвался и не от торпеды, а сам по себе. Первым грохнул пороховой погреб первой башни, а там тысячи три пудов пороха было. Ну и пошло... Через час корабль уже был под водой. Из всей команды меньше половины спаслось, да и те погоревшие и искалеченные.

- Кто же его взорвал? - спрашивал Миша.

Полевой говорил, пожимая широкими плечами:

- Разбирались в этом деле много, да все без толку".

А. Рыбаков, "Кортик"


НАХОДКА У КОРОЛЕВСКОГО ЗАМКА

Взрыв на "Императрице Марии"

Для меня эта история началась в 1947 году, когда журналистская судьба забросила меня в Кенигсберг.

После ожесточенного штурма город был сплошным морем развалин. Вернее, города не было: холмы битого, оплавленного кирпича, рыжие прутья арматуры вместо домов и улиц. И над всем этим пеплом и прахом мрачно высились изрешеченные снарядами, в рваных пробоинах и зияющих каменных ранах готовые вот-вот рухнуть башни старинного Королевского замка.

Они видели и великих магистров Тевтонского ордена, и Альбрехта Бранденбургского, и Фридриха Великого, и не менее "великого", по его собственному мнению, гаулейтера Коха. Ставшие символом неукротимой военщины и "прусского духа", лежали они, поверженные в прах советским солдатом.

Я не помню точно, что привлекло тогда мое внимание в развалинах около Королевского замка. Вероятнее всего, книги. Да, книги. Полузасыпанные известью. Промокшие. В скрюченных, искореженных сыростью переплетах. Они образовали холмик у полуобвалившегося стеллажа; и когда, стряхнув грязь, я раскрыл одну из них, то с удивлением увидел, что это не что иное, как "Очерк русской морской истории" Веселаго, изданный в Санкт-Петербурге в 1875 году. Не помню точно, что еще там было. Запомнилось только несколько томиков "Истории русской армии и флота", вышедших в издательстве "Образование" к юбилею войны 1812 года.

Как раз в одном из таких томиков и лежали эти фотографии. Вначале показалось, что это дубли одного и того же кадра. Но, внимательно присмотревшись, я увидел - они разнятся. На снимках - большой военный корабль, над которым встал огромный султан дыма. Вот размеры этого султана и были на разных снимках отличными друг от друга. На одном - корабль еле дымился. На другом - вихрь дыма взлетел почти к самому небу. На третьем - очень смутном - корабль едва проглядывался сквозь черную, окутавшую его пелену.

Не фотографии тогда поразили меня (что на них изображено, я не знал) - книги. Откуда здесь, в Кенигсберге, неплохо подобранная морская библиотечка русских книг? Как они попали сюда? Кто их хозяин?..

Найти ответы на эти вопросы в мертвом, безлюдном городе, где и старожил не узнал бы ни одной из улиц, было явно невозможно. Фотографии я взял на память и вскоре забыл бы о них, если бы не один разговор, происшедший через три месяца совсем в другом городе. Я показал снимки знакомому моряку. Взглянув на них, моряк удивился несказанно:

- Но это же "Мария"! - И, еще раз просмотрев карточки, тихо добавил: - Это она... Одного только не могу понять... Кто и как умудрился все это снять? Ничего не понимаю... Насколько я знаю, взрыв произошел рано утром. Значит, тот, кто снимал, знал, когда произойдет взрыв...


"ИМПЕРАТРИЦА МАРИЯ" ДАЕТ БОЙ

Фотодокументы, запечатлевшие трагедию "Императрицы Марии"

Фотодокументы, запечатлевшие трагедию "Императрицы Марии". Они были найдены в развалинах около Королевского замка в городе Кенигсберге.

В 1911 году на верфях Николаева были заложены линейные корабли "Императрица Мария", "Императрица Екатерина Великая" и "Император Александр III". Первые два вступили в строй в 1915 году, третий - в 1917-м. Это были мощные по тем временам гиганты. Так, спущенная на воду еще в 1913 году "Мария" имела весьма "солидный", с военной точки зрения, "паспорт": водоизмещение - 25 тысяч тонн, скорость - 21 узел. Корабль нес двенадцать 305-миллиметровых орудий главного калибра и двадцать 130-миллиметровок. Боевой комплект для первых составил 1200 снарядов, для вторых - 4900. На линкоре имелись также противоминная артиллерия, пять 130-миллиметровых пушек и торпедные аппараты. Главный пояс брони составлял 262,5 миллиметра, верхний - 100 миллиметров. Дальность плавания исчислялась в 2184 мили, экипаж - в 1386 человек.

На "Марию" возлагалось слишком много надежд; и хотя еще не все механизмы корабля были доведены до боевого совершенства и к самостоятельным действиям линкор не совсем был готов, ему не было дано стоять в бездействии у стенки.

Через какие-то месяцы вахтенный журнал "Императрицы Марии" стал сводом боевых реляций с самых напряженных участков битвы на морском театре войны.

Уже 30 сентября 1915 года "Мария" вместе с крейсером "Кагул" и пятью эскадренными миноносцами прикрывает ударный отряд флота - вторую бригаду линейных кораблей "Евстафия", "Иоанна Златоуста" и "Пантелеймона", крейсеров "Алмаз" и "Память Меркурия", семь эсминцев, нанесших ощутимый удар противнику в юго-западной части моря. Более 1200 снарядов обрушили тогда корабли на Козлу, Зунгулдак, Килимли и Эрегли.

А потом было все - отражение атак немецких субмарин, тяжелые штормовые походы, ожесточенные бои, ответственнейшие операции.

1-2 ноября "Мария" и "Память Меркурия", держа под прицелом своих орудий выходы из Босфора, прикрывают действия русской эскадры в Угольном районе. 23-25 ноября "Мария" снова здесь. Моряки видят, как пылает вражеский порт Зунгулдан и стоящий на рейде пароход. Эскадра стремительно прошла вдоль берегов Турции, потопив два неприятельских судна.

Боевой счет "Марии" рос от дня ко дню. 2-4 февраля она прикрывает эскадру, поддерживающую с моря наступление у Виге. Турки были отброшены тогда к Агине. Потом операция по переброске войск для усиления Приморского отряда. На "Марии" держит флаг командующий флотом. Линкор прикрывает постановку мин у Констанцы, несет боевую патрульную службу в море, а с 29 февраля идет на перехват обнаруженного в Синопской бухте "Бреслау". Пирату чудом удалось уйти, но 22 июля орудия "Марии" наконец настигают его. Правда, "Бреслау" отделался маленькими повреждениями, но его крейсерская операция была сорвана. Преследуемый "Марией", "Бреслау" укрылся в Босфоре.

Появление "Марии" и "Екатерины Великой" на коммуникациях означало также, что время безнаказанных действий на море кайзеровских пиратов "Гебена" и "Бреслау" кончилось: в первой половине 1916 года "Гебен" всего три раза рискнул высунуться из Босфора.

Одним словом, новые русские линкоры, уже успевшие причинить немцам великое множество неприятностей, становились для кайзеровского флота врагами № 1.

Над тем, как их уничтожить, бились не только лучшие умы в Германском морском генеральном штабе, но и в кабинетах руководителей тайной войны против России.


О ЧЕМ РАССКАЗАЛИ ВАХТЕННЫЕ ЖУРНАЛЫ

Седьмого октября 1916 года город и крепость Севастополь были разбужены взрывами, разнесшимися над притихшей гладью Северной бухты.

Люди бежали к гавани, и их глазам открывалась жуткая, сковывающая холодом сердце картина. Над новейшим линейным кораблем Черноморского флота - над "Императрицей Марией" поднимались султаны черного дыма, разрезаемые молниями чередующихся почти в запрограммированной последовательности взрывов.

В те страшные минуты было не до хронометража событий, но позднее, по записям в вахтенном журнале стоящего неподалеку от "Марии" линкора "Евстафий", можно было проанализировать последовательность происходящего:

"6 часов 20 минут - На линкоре "Императрица Мария" большой взрыв под носовой башней.

6 часов 25 минут - Последовал второй взрыв, малый.

6 часов 27 минут - Последовали два малых взрыва.

6 часов 30 минут - Линкор "Императрица Екатерина" на буксире портовых катеров отошел от "Марии".

6 часов 32 минуты - Три последовательных взрыва.

6 часов 35 минут - Последовал один взрыв. Спустили гребные суда и послали н "Марии".

6 часов 37 минут - Два последовательных взрыва.

6 часов 47 минут - Три последовательных взрыва.

6 часов 49 минут - Один взрыв.

7 часов 00 минут - Один взрыв. Портовые катера начали тушить пожар.

7 часов 08 минут - Один взрыв. Форштевень ушел в воду.

7 часов 12 минут - Нос "Марии" сел на дно.

7 часов 16 минут - "Мария" начала крениться и легла на правый борт".

Записи в вахтенном журнале "Евстафия" почти не разнились с совершенно аналогичными пометками в вахтенном журнале линкора "Императрица Екатерина":

"6 часов 19 минут - На линкоре "Императрица Мария" пробили пожарную тревогу.

6 часов 20 минут - На линкоре "Императрица Мария" сильный взрыв в носовой части корабля. Команда начала бросать койки и бросаться в воду..."

Далее последовательность событий в вахтенных журналах "Евстафия" и "Императрицы Екатерины" совпадала почти полностью. Разницу в минутах легко объяснить взволнованностью и потрясенностью людей, наблюдавших развитие трагедии.

Антология Таинственных Случаев, ТМ-1970, №10

>> Д А Л Ь Ш Е


в ИМПЕРАТРИЦУ МАРИЮ

в МОРСКИЕ КАТАСТРОФЫ

в ТАЙНЫ КАТАСТРОФ

в ЭНЦИКЛОПЕДИЮ

в КАРТУ САЙТА

в ФОТОАРХИВ


ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА