THE X-FILES

АЛЕКСАНДР БИРЮК

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО 

*******************************************************

 

Книга Первая

ПО СЛЕДАМ НЕНАЙДЕННЫХ СОКРОВИЩ

 

Глава 8

КОЕ-ЧТО О "ГРОВЕНОРЕ"

…А теперь вернемся к теме сокровищ, до сих пор покоящихся на дне морей и океанов с незапамятных времен. Специалисты считают, что под водой в разных уголках земного шара покоится только золота и серебра на сумму не менее одного триллиона современных американских долларов. Если добавить сюда еще бриллианты и прочие драгоценности, то эта сумма запросто может удвоиться, а то и вовсе утроиться. Можно быть вполне уверенным в том, что ученые сделали правильные выводы, но как бы и эта цифра не оказалась чересчур заниженной. Ведь подсчет велся только на единицы веса, то есть на тонны, сотни и тысячи тонн, а каждый мало-мальски сведущий в искусстве человек может прекрасно понять, что ценность изделия из драгоценного металла порой гораздо превышает рыночную стоимость веса самого материала, из которого это изделие сделано.

Вот так и получается, что по морскому дну разбросано и вовсе несметное количество единиц произведений искусства, вывезенных некогда европейскими колонизаторами из завоеванных стран, а также в более поздние времена всякими торговцами и просто бандитами, чьи корабли терпели крушения в самых различных уголках Мирового океана. Среди этих шедевров имеются самые настоящие уникумы, за обладание которыми отдаст целое состояние любой музей или коллекционер-тостосум. Примечательна в этом плане история британского парусного корабля под названием “Гровенор”, перевозившего двести лет назад из Индии в Европу сокровища побежденных заморских правителей. Эта история заслуживает того, чтобы представить тут ее целиком, используя материалы, предоставленные американским кладоискательским консорциумом “Ихтиолус”.

Дело было так. Ранним утром 1782 года, 13 числа, если уж быть точным до конца, в главном цейлонском порту ХVIII века - Коломбо - готовилось к отплытию в далекую Англию большое грузопассажирское судно “Гровенор”. Корабль принадлежал Британской Ост-Индской компании и считался самым надежным и быстроходным парусником на всем английском флоте. Одна только команда его состояла из 250 человек, и это были хорошо обученные своему делу и весьма опытные моряки, чего нельзя было сказать, как это ни странно, об их капитане.

Капитана “Гровенора” в этом рейсе звали Джон Коксон, и он ранее никогда не командовал трансокеанскими кораблями, а занял свою должность только благодаря протекции некоторых высокопоставленных родственников в Лондоне. Вот это самое обстоятельство как раз и сыграло свою роковую роль в судьбе “Гровенора”, а также в судьбе всех остальных людей, доверивших Коксону свои судьбы и жизни...

Итак, 13 июня 1782 года “Гровенор” вышел из гавани Коломбо, поставил все паруса, и увлекаемый попутным ветром, устремился на юг. На борту корабля кроме команды находилось еще 150 пассажиров. В большинстве своем это были высокопоставленные чиновники английской колониальной администрации и офицеры армии и флота, которые возвращались домой, окончив свои сроки службы в колонии. Естественно, при многих были жены с детьми, но главный “груз” “Гровенора”, о котором я хочу рассказать, состоял отнюдь не из них.

Как стало известно из сопроводительных документов гораздо позднее, в специально оборудованное помещение корабля были погружены сокровища, равных которым по стоимости не перевозилось в Англию уже давно. В первую очередь это было золото, числом более 800 слитков, затем две тысячи слитков чистого серебра, а также сорок пять бочек с золотыми монетами индийских монархов и тридцать ящиков с алмазами, сапфирами, рубинами и другими драгоценными камнями. Официальная стоимость всего этого богатства составляла более 18 миллионов фунтов стерлингов. Однако самое главное было не в этих, хоть и умопомрачительной ценности, но весьма банальных сокровищах. Главное состояло в другом...

За несколько месяцев до этого знаменательного рейса капитан Коксон, не лишенный, как и всякий другой британский колониальный чиновник тех лет некоторого тщеславия, хвастливо писал своей жене в Англию в одном из своих писем: “Я скоро прибуду с ТАКИМ сокровищем, которое потрясет всю Британию!..” И Коксон знал, что говорил: это самое главное сокровище и на самом деле было в состоянии потрясти воображение кого угодно. Как потом выяснилось, капитан имел в виду легендарный так называемый “Павлиний Трон”, украшавший некогда резиденцию самих Великих Моголов в Дели.

...Павлиний Трон всегда считался самой священной реликвией Великих Моголов, и поэтому и речи не могло быть о том, чтобы показывать его иноземцам. Но к середине ХVII столетия нравы туземных правителей Индии несколько смягчились, и в 1665 году путешествующий по Северной Индии француз Жак Батист Таверье удостоился высочайшей милости Сангурского шаха, управлявшего Дели. Он первым из европейцев увидел это чудо света собственными глазами и по достоинству оценил его.

“Я объездил много стран, - записал Таверье впоследствии, - восхищался многими сокровищами, но смею уверить, что никогда не видел, да и вряд ли увижу что-либо подобное этому восточному чуду. Два восхитительных павлина с распущенными хвостами, сделанные из чистого золота и бриллиантов, украшают спинку трона. Золотые ножки трона отделаны жемчугом и сверкающими драгоценными камнями огромных размеров и ослепительной красоты. Двенадцать колонн поддерживают балдахин, золотая ткань которого унизана ослепительными драгоценностями...”

По самым осторожным прикидкам, сделанным Жаком Таверье, который ко всему прочему был и опытным ювелиром-профессионалом, этот трон тянул никак не меньше, чем на 8-9 миллионов фунтов стерлингов. Это было поистине потрясающее произведение рук человеческих, но недолго уже этому “восьмому чуду света” услаждать взоры и седалища сказочно богатых раджей. Не прошло с момента визита Таверье и семидесяти лет, как воинственный персидский царь Надир-шах вероломно напал на Дели, разграбил столицу и увез легендарный трон в свою столицу.

Однако и этому монарху не посчастливилось долго владеть украденным шедевром. Жадные до власти отпрыски Надир-шаха организовали заговор против своего папаши, и воспользовавшись моментом, без всякого сожаления перерезали ему глотку. Трон достался следующему правителю, одному из самых удачливых сыновей тирана, но у отпрысков его, как видно, оказался менее изысканный вкус, и потому при первом же удобном случае они “загнали” это “кресло” заинтересованным англичанам по дешевке и без всякой рекламной шумихи.

За этой сделкой со стороны англичан, как и за всеми операциями подобного рода на Востоке, стояла всемогущая Ост-Индская компания. Руководство компании в Лондоне, получив от своего представителя известие о благополучном исходе сделки, уже предвкушало, какие густые сливки оно снимет с этого выгодного приобретения. Но их надеждам не суждено было сбыться. Бравый капитан Коксон, сам не желая того, наилучшим образом обо всем позаботился...(*1)

...”Гровенор” пересек весь Индийский океан вполне благополучно, ветер был попутным, и погода определенно способствовала спокойному плаванию. Но, стоило только кораблю приблизиться к знаменитым “ревущим сороковым”, как сразу же начались неприятности, к которым неопытный Коксон совершенно не был готов. К вечеру 4 августа разразилась буря, да такая сильная, что капитан сразу же потерял ориентировку, хотя сам и не догадывался об этом. Обладая весьма посредственными навыками мореплавания в открытом океане, он почему-то посчитал, что до восточного берега Южной Африки, к которой он направлялся, еще не менее ста миль, а к советам опытных офицеров-моряков прислушиваться и не намеревался исключительно из-за непомерно раздувшегося за время путешествия самомнения. Он только приказал убрать паруса и усилить вахтенную службу, а сам собрался отойти ко сну, когда “Гровенор” со страшным треском и грохотом налетел на невесть откуда взявшийся в открытом море риф. От ужасного удара мачты корабля сломались как спички, и сметая все на своем пути, полетели за борт...”Гровенор” стало бить о скалы, грозя разломать его в щепы, и только тут Коксон сообразил, какую дикую он совершил ошибку. В ярком свете сверкнувшей молнии он ясно увидел черный берег, который находился от него меньше, чем в ста ярдах (92 м).

...Опомнившиеся матросы попытались закрепить канат за выступ ближайшей скалы, и таким образом оставить погибающий корабль. Некоторым это удалось, но очень многие погибли. “Гровенор” хоть и получил огромную пробоину ниже ватерлинии, но все еще держался на плаву, прижимаемый к скалам ураганным ветром. Какие-то смельчаки принялись сколачивать на палубе плоты, чтобы спасти хотя бы женщин и детей. Это предприятие имело больший успех, чем эквилибристика на мотаемом из стороны в сторону канате, однако тоже в конечном итоге дала мало результатов. Когда наутро спасшиеся огляделись, то обнаружили, что их осталось немногим более сотни человек, а “Гровенор” затонул, унеся с собой на дно моря жизни тех несчастных, кто так и не решился его покинуть...

Однако радоваться потерпевшим такое ужасное кораблекрушение было еще рано. В том далеком 1782 году берег Наталя, куда занесло “Гровенор”, представлял собой совершенно пустынную землю, поросшую колючим кустарником и обдуваемую почти постоянными ураганными ветрами. До ближайшей точки, где “путешественники” могли рассчитывать хоть на какую-то помощь, было не менее трехсот миль. Это был укрепленный голландский форт Порт-Элизабет. У выбравшихся на этот негостеприимный, и даже враждебный берег людей не было ни одежды, ни пищи, ни даже оружия, чтобы эту пищу добыть. Им приходилось питаться всем, что под руку подвернется - травой, водорослями, всякими моллюсками, и изредка - рыбой. Спасшийся вместе со всеми капитан Коксон принялся командовать так, будто все еще находился на корабле.

Для начала Коксон решил, что уцелевшим необходимо разделиться на две части. Большая часть, состоящая из женщин, детей и раненых, должна была разбить лагерь и ждать, а сорок самых крепких и выносливых моряков незамедлительно отправились в поход за помощью. Сам Коксон, естественно, остался в лагере, где и принялся наводить свои порядки, которые опять-таки, ни к чему хорошему, как он ни старался, не привели.

...Только через шестьдесят девять дней, то есть больше чем через два месяца после своего выхода из лагеря, двоим из сорока удалось достичь голландского форта, и они поведали встретившим их поселенцам ужасную историю о своем беспримерном путешествии по землям, населенным враждебными дикарями, которые и перебили большую часть моряков. Остальные умерли от голода и лишений.

Буквально на следующий день из Порт-Элизабет выступил спасательный отряд, насчитывавший 350 человек во главе с голландским полковником Регном Вильгером. Но, когда спасатели спустя несколько дней прибыли на место катастрофы, они никого там не обнаружили., за исключением нескольких могил и разбросанных по берегу скелетов и костей. Остальных людей и след простыл. “Гровенор” затонул хоть и у самого берега, но в таком глубоком и неудобном месте, что ни о каких спасательных работах не могло быть и речи. Прочесав на всякий случай близлежащую местность и не обнаружив ничего достойного внимания, экспедиция отправилась восвояси. Лет через десять, правда, нескольких белых женщин с утонувшего парусника все же обнаружили среди разрозненных племен туземцев, которые их приютили после трагедии, но те наотрез отказались от возвращения на родину. На том поиски спасшихся и закончились...

Но не закончилась эпопея САМОГО “Гровенора”!

...Богатства, заключенные в трюме парусника, были настолько велики, что как только слухи о них достигли берегов Европы и Америки, они немедленно взволновали умы и сердца многочисленных авантюристов. Как и следовало ожидать, вскоре у бухты, где потерпел крушение “Гровенор”, появились первые кладоискатели. Это были английские предприниматели Александр Линдсей и Сидней Тернер.

В конце июля 1800 года корабль англичан “Просперити” бросил свой якорь в заливе Гровенор (так вскоре стала называться эта бухта). Привезенные Линдсеем и Тернером опытные малайские ныряльщики немедленно приступили к работе, и вскоре в руках кладоискателей появились первые трофеи. Это были золотые и серебряные монеты, разбросанные по дну залива, но до самого корабля добраться тогда так и не удалось. За 18 лет, прошедших со дня катастрофы, парусник засыпало почти трёхметровым слоем песка, и ныряльщики, как ни старались, а отгрести его не смогли. К тому же частые штормы, свирепствующие в этих местах, да кровожадные акулы, которыми кишат прибрежные воды, существенно затрудняли работы. Провозившись с неподдающимся “золотовозом” до самой осени (или правильнее сказать - весны, потому что в южном полушарии летние месяцы приходятся на зимние в северном, и т.п.) золотоискатели решили оставить свои попытки завладеть сокровищами. За четыре месяца им удалось найти всего тысячи полторы разбросанных по каменистому в некоторых местах дну золотых монет и колец, которые хоть и окупили затраты на экспедицию, но никаких дополнительных доходов не принесли.

Прошло еще 40 лет. В 1842 году за дело взялось само правительство Великобритании, которая к тому времени объявила все южноафриканские берега королевской колонией. На выделенные правительством средства Адмиралтейство снарядило в залив Гровенор технически хорошо подготовленную по тем временам экспедицию во главе со специалистом по подводным работам капитаном Джеймсом Болтоном. Болтон разработал план, по которому корпус корабля надлежало поднять на поверхность целиком, используя для этого исключительно силу прилива, Для разведки снова использовали малайских ныряльщиков, но вскоре выяснилось, что за последние десятилетия “Гровенор” засосало еще глубже в песок, а помимо этого еще и завалило тяжелыми обломками скалы, отколовшимися от основного массива во время наиболее свирепого шторма. Однако невзирая на очевидную бесперспективность дальнейших попыток, Болтон продолжал на что-то надеяться, поэтому его экспедиция затянулась на целый год...

На этот раз, в отличие от экспедиции Линдсея и Тернера, малайцы не достали со дна залива ни грамма золота. Самое ценное, что удалось вынести англичанам из этого безнадёжного предприятия, так это осознание того безрадостного факта, что при имеющейся технике нет совершенно никаких перспектив на какой бы то ни было успех.

Но вот минуло еще немногим более полувека, и сокровищами “Гровенора” решили заняться южноафриканские дельцы Симон Гаррет и Лесли Смит. Для начала они тщательно изучили архивы предыдущих экспедиций и наняли на службу самых видных на то время специалистов и экспертов по водолазному делу. К 1905 году водолазная техника претерпевала весьма бурное развитие, и потому непросвещенные бизнесмены вправе были наконец рассчитывать на успех. Хоть Гаррет и Смит и были владельцами достаточных для самостоятельной организации поисковой экспедиции средств, однако они все же благоразумно решили учредить акционерное общество, которое получило весьма цветистое и заманчивое наименование: “МЕЖДУНАРОДНЫЙ СИНДИКАТ ПО ПОДЪЁМУ “ГРОВЕНОРА”. Умело проведенная в Иоганнесбурге и других крупных городах Южной Африки рекламная шумиха дала свои плоды, и вскоре от акционеров, жаждущих сказочно разбогатеть на давней трагедии 1782 года не стало отбоя.

Капитал “СИНДИКАТА” начал расти с неимоверной быстротой, и к лету 1905 года специалисты, нанятые предпринимателями, разработали технически безупречный план работ. Идея была предельно проста: было решено, что к “Гровенору” по дну залива будет прорыт огромный канал, по которому судно с помощью лебедок подтащат к берегу. Применение новейшей техники, закупленной в Германии на деньги щедрых акционеров, вселяло надежды на благополучный исход операции. Всё учли высококвалифицированные проектировщики, но двух вещей они все же не предусмотрели: это повышенная текучесть песка под водой, и почти постоянные на этом берегу в любое время года штормы...

Из неплохой, в общем-то, задумки в конце концов ничего путного не вышло. Вырытую за день землечерпалкой часть канала ночью опять заносило песком, а сильное волнение только усугубляло дело. Больше года продолжалась безнадёжная борьба людей со стихией, но море и на этот раз победило несовершенную еще пока технику. В отчаянии кладоискатели принялись взрывать скалы, среди которых покоился “Гровенор”, но и эти попытки добраться до сокровищ оказались безрезультатными. В конце концов и Гаррет и Смит поняли, что они самым натуральным образом проиграли. Капитал “СИНДИКАТА” истощился, под самый конец сезона из-за досадной аварии на морском дне погибли два высокооплачиваемых водолаза, застрахованных на громадные суммы, и тогда дельцы решили, что пора сматывать удочки. Они объявили предприятие обанкротившимся, и держатели акций, наивно поверившие во всемогущество современной техники, остались у разбитого корыта.

Следующим достойным претендентом на знаменитый “Павлиний трон” стал американский миллионер Питер Крайн. В 1921 году он высадился на берегу злополучной бухты, наверняка обуреваемый теми же чувствами, что и великий Шлиман, когда принимался за раскопки легендарной Трои, и почитаемый Крайном за проявленную при проведении этих раскопок предприимчивость. Тщеславный Крайн тоже решил увековечить свое имя в пантеоне славы, став обладателем древних сокровищ. Миллионер принялся за дело с поистине американским размахом. Он построил причалы для множества кораблей, которые приплыли за ним из самой Америки. Скоро на практически пустынном доселе берегу вырос целый поселок, население которого достигало нескольких тысяч человек. В поселке, который назвали бессмертным именем корабля, который предстояло освободить наконец от его драгоценного груза, имелось всё необходимое: многочисленные склады были забиты продовольствием и снаряжением, бараки населены высококвалифицированными рабочими, а административные постройки служили пристанищем для инженеров и всякого рода бюрократов, без которых не обходится ни одно грандиозное предприятие... Но что это за населенный пункт без своих собственных бара и кинотеатра - естественно, они там тоже были.

Техническая идея Крайна была также по-американски проста: всем этим людям, наводившим невиданный доселе поселок, предстояло проложить с берега к “Гровенору”... туннель под дном бухты! Однако, как ни удивительно, и на этот раз техника оказалась бессильной.

Работы велись более двух лет, но все туннели, которые прокладывали умные и изобретательные специалисты своего дела - американские инженеры, неизменно рушились в самые неподходящие моменты, и их заливало морской водой. Ничего не добившись с помощью своих миллионов, разочарованный Крайн исчерпал все технические возможности, и к концу 1923 года взорвал на берегу все свои запасы неиспользованного в деле динамита. Это было сигналом к отступлению. За несколько дней флотилия миллионера покинула негостеприимные берега, и очередные смельчаки оживили их только через 12 лет.

Это были голландские энтузиасты, снабженные средствами, полученными от процветающих торговцев тюльпанами в далеком Амстердаме. В 1935 году новоявленные кладоискатели привезли в Гровенор закупленные в США бульдозеры, самосвалы и ковшовые экскаваторы. Их план, казалось, учел все ошибки и промахи предшественников. Голландуы вознамерились обнести весь залив насыпной дамбой, чтобы потом, откачав морскую воду, без помех приступить к раскопкам успевшего погрузиться на невообразимую глубину песчаного пласта “Гровенора”. Американцу Крайну, невзирая на его миллионы, такой замах и не снился. Газеты всего мира уже смаковали близкую победу, однако “голландская эпопея” не затянулась надолго. Прошел всего месяц усиленных земляных работ, как предпринимателям вдруг стало совершенно ясно, НАСКОЛЬКО они просчитались: оказывается, для того, чтобы построить нужной величины дамбу в этих капризных водах, потребуется сумма чуть ли не в два раза большая, чем стоит весь “Гровенор” со своими сокровищами. И на этот раз коварный океан оказался совершенно не по зубам людям со всей их техникой...

За все последующие годы не было произведено ни одной хоть сколько-нибудь успешной попытки добраться до “Гровенора”, но не так давно в специализированных изданиях появилось сообщение, из которого следовало, что предпринимается новая попытка откопать с морского дна “Павлиний трон”. На сей раз об этом заявил бельгийский миллионер Гвидо Бакер. Бельгиец разработал свой план, по которому к “Гровенору” следует проложить большую стальную трубу для того, чтобы опустившиеся в нее водолазы могли без помех проникнуть на судно.

Сам Бакер решил участвовать в подъемных работах лично, для чего он несколько лет обучался водолазному делу у лучших специалистов. У него под Брюсселем имеется большая вилла, которую он превратил в самый настоящий центр для подводной подготовки. Кроме того, он уже выделил немало средств на радиолокационную, сейсмическую и прочие виды разведок дна залива на месте захоронения “Гровенора”. Шансы на успех своего предприятия Гвидо Бакер оценивает как 99 против одного. Ну что ж, это неплохие шансы, однако новоиспеченному кладоискателю не следует забывать о том, что и Крайн, и Смит, и даже само британское правительство в свое время, а также многие и многие другие, вкладывая деньги в свои многообещающие экспедиции, также не преуменьшали своих шансов. Но, как бы там ни было, а хуже от энтузиазма таких целеустремленных Бакеров и ему подобных не будет никому. На дне морей и океанов сокрыто немало шедевров мирового искусства, и до многих из них человечество в состоянии дотянуться уже сегодня. И проблема тут, как кажется, по большей части вовсе не в технике.

Да-да, не в технике! Смешно даже подумать о том, что бесценный в историческом отношении “Павлиний трон” отделяют от нас всего несколько десятков метров водной толщи и хоть и коварного, но вполне одолимого песка! В поисках морской нефти, к примеру, или других подводных полезных ископаемых, люди забираются куда как глубже и дальше. Значит, тут дело ТОЛЬКО в тяге человека к прекрасному и вечному. Никакими “синдикатами” и “компаниями” дело не решить. Нужны ОБЩИЕ ФИНАНСОВЫЕ УСИЛИЯ ВСЕХ СТРАН - на самом высшем уровне!

Конец

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1. В среде археологов, правда, циркулирует и другая версия судьбы Павлиньего Трона, несколько отличающаяся от официальной. По этой версии, Надир-шах, захвативший трон у индийского правителя Мохаммед-шаха, погиб в схватке с курдами, которые разгромили его войско и захватили реликвию. Курды разбили трон на куски и разделили эти куски между собой, но впоследствии оказалось, что трон был не настоящий, а всего лишь имитацией оригинала. Эта версия разделяется, в свою очередь, ещё на две версии: по одной из них, англичане в конце XVIII века захватили оригинал и вывезли на “Гровеноре”, а по другой - им досталась всего лишь копия, изготовленная из остатков разбитой курдами подделки. Вторая версия для мирового искусства предпочтительней - если на дне моря возле Южной Африки покоится подделка, то подделка такого качества, которая, по словам Коксона, способно потрясти всю Британию. И если уж подделка оказалась настолько потрясающей, то можно представить себе, насколько сможет потрясти сам оригинал, когда будет найден в каком-нибудь тайнике в Индии, и уже не только Британию, но и весь мир!


В ПО СЛЕДАМ НЕНАЙДЕННЫХ СОКРОВИЩ 

В СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО 

В ЭНЦИКЛОПЕДИЮ

THE X-FILES