ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА

ПРОЩАНИЕ С БЕРМУДСКИМ ТРЕУГОЛЬНИКОМ

4

ПОЛЬСКИЙ ШПИОН АНДЖЕЙ КУШМЕРЧИК

...Уяснив себе, какими именно подвигами сопровождалось столь стремительное продвижение Боулинга по службе, можно искренне удивиться тому факту, что столь заслуженному специалисту по борьбе с "бандитскими формированию" в тропических джунглях довелось выполнять задание по прикрытию довольно крупной, судя по привлеченным в ней силам, операции военно-морских сил (пять тяжелых "эвенджеров" - это не взвод десантников). Боулинг и летчиком-то никогда не был, тогда как в приведенных в "Поляроиде" фрагментах его "письма" четко говорилось, что отвлекающий самолёт, якобы пилотируемый полковником, был именно одноместным, значит, вести его должен был САМ Боулинг, причем не просто вести (к тому времени навыками управления лёгким самолетом владел почти каждый состоятельный гражданин США), а выполнять ответственную задачу, специфика которой требовала определенного многолетнего опыта управления боевыми летательными аппаратами. С первого же взгляда становится ясно, что в этой истории все же что-то не так. В статье без тени всякой иронии утверждалось, что самолету Боулинга была отведена роль ретранслятора, который должен был ввести в заблуждение диспетчеров пеленгатора в Форт-Лодердейле относительно местонахождения бомбардировщиков 19-го звена. Сами же бомбардировщики с подвешенными боевыми торпедами (а не учебными бомбами, как до сих пор считалось), устремились далеко в океан на выполнение какого-то секретного, и даже суперсекретного задания, судя по таинственности, с какой проводилась операция. В итоге задание было выполнено, а сами самолеты, благодаря "стараниям" Боулинга, считались без вести пропавшими.

Интересное заявление, однако учитывая "специфику" английского журнала, можно прекрасно понять, что это заявление заявлением так и останется, если не попытаться для начала навести кое-какие справки о пилотах 19-го звена, бесследно сгинувшего над бескрайними просторами Атлантического океана 5 декабря 1945 года. И тут в бой вступает польская разведка, вернее, не сама разведка, а бывший ее представитель, который располагает сведениями, которые вполне конкретно можно применить именно к нашему случаю.

Анджей Кушмерчик - нестарый еще человек приятной наружности, по крайней мере он выглядит гораздо моложе своих шестидесяти лет. Совершенное порождение эпохи "развитого социализма", в наши дни поляк весьма натурально остался и без работы, и без пенсии (в сравнении с западными "ставками", конечно), и хотя на недостаток средств ему жаловаться явно не приходится (он написал несколько томов собственных мемуаров, которые неплохо расходятся как на Западе, так и у нас), его время явно прошло безвозвратно. Обладая годами и десятилетиями тренированной памятью, бывший польский шпион держал в ней несметное количество весьма интересных дел, с которыми имел прекрасную возможность ознакомиться, работая в свое время на радио "Свободная Европа" и "Свобода", но которые абсолютно не интересовали его начальство в Варшаве и Москве.

...Ещё в том далеком 1961-м году, когда сын некогда зажиточного шляхтича, 24-летний Анджей Кушмерчик окончил университет и не раздумывая, пошел на службу в органы польской разведки, он прекрасно представлял себе, какой ему выпал шанс приобщиться ко всяческим мировым тайнам и загадкам истории. Интерес к которым у него имелся с самого детства. Весьма сообразительный молодой человек, он выбрал разведку как поле будущей свой профессиональной деятельности не по призыву сердца, а что называется - по велению ума. Историческое образование требовало расширения границ познания самыми радикальными путями, и если в процессе шпионской карьеры Кушмерчик не сменил хозяев, как это делали многие наиболее здравомыслящие красные разведчики и дипломаты, то вовсе не из-за какой-то особенной любви к абстрактным идеям коммунизма, а единственно из-за любви к своей родине. В апреле 1963 года, "воспользовавшись" туристической поездкой в Лондон, молодой поляк отправился в Западную Германию и явившись в нюрнбергскую полицию, заявил, что в Польшу возвращаться никогда больше не намерен.

Почти год Анджей Кушмерчик провел в лагере для перебежчиков под Нивцем, проходя всяческие проверки на благонадёжность и прочие "качества". В конце концов им заинтересовалось ЦРУ - американцам позарез нужны были толковые "новобранцы" для работы на радиостанции "Свободная Европа" в Мюнхене. Это было как раз то, для чего разведчика готовили целых два года - КГБ во что бы то ни стало намеревалось получить доступ к секретной картотеке радиостанции, а через нее - к богатейшим архивам европейских отделений ЦРУ. В конце концов с первой частью задания Кушмерчик справился блестяще - не прошло и трех лет с момента его заброски в Западную Европу, как он обзавелся вожделенным удостоверением сотрудника радиостанции "Свободная Европа". Очень скоро он стал пользоваться у своего нового начальства таким доверием, что это без помех позволило ему приступить к сбору нужной информации. Еще через год Кушмерчика перевели в картотеку отдела исследований и анализа Восточной Европы, а еще некоторое время спустя - в святая святых всей организации - в ее архивы, которые по большей своей части к программам передач радиостанции отношения никакого не имели. Это уже были СОБСТВЕННО архивы ЦРУ, вот они-то и были самой главной целью задания Кушмерчика.

...Шесть лет продолжалось "сотрудничество" польского шпиона со "Свободной Европой". Потом были долгие годы на радиостанции "Свобода", пока в 1977 году Кушмерчика не возвратили на родину. Дома он работал инструктором в главной шпионской академии в Варшаве, потом его пригласили в СССР - и он стал преподавать в Москве, пока известные политические перемены, произошедшие в социалистическом лагере на рубеже 90-х годов, не положили конец столь успешной карьере бывшего шпиона. Впрочем, Кушмерчик и не думает расстраиваться, всё наоборот. В конце концов его настоящее призвание вовсе не в увлечении похождениями агента 007, а историческая наука, причем в самом широком диапазоне.

Итак, в одной из своих книг Анджей Кушмерчик поведал своим читателям историю, которую в свое время причерпнул из архивов "Свободной Европы", в которых порой содержались такие сведения, которые, казалось бы, ЦРУ должно держать в гораздо более надежном месте, ну уж не в Европе - это точно. В документах, которые Кушмерчик обнаружил в 1968 году в одном из железных шкафов, нашпигованных всякой "побочной" информацией, речь шла о секретной операции, имевшей целью уничтожение останков истребителя ВВС Южного Вьетнама, сбитого северовьетнамцами неподалеку от побережья ДРВ 5 декабря 1965 года. Самолет был оснащен сверхсекретной аппаратурой, которая никоим образом не должна была попасть в чужие руки. "Фантом" упал в море в пределах минного поля, и потому на помощь кораблей рассчитывать не приходилось. Так как место падения самолета было зафиксировано довольно точно, то было решено подорвать его глубинными бомбами, сброшенными с воздуха. Однако в тот день на нужный участок моря опустился густой туман, под прикрытием которого, как сообщила разведка, в этом квадрате появилось советское судно. Было ясно, что русские решили опередить американцев и поднять обломки с секретной аппаратурой, прежде чем те уничтожат их бомбами. Необходимо было принимать самые решительные меры.

План операции был разработан в считанные часы. С аэродрома Камало взлетел самолет радиолокационного наведения, а с курсирующего неподалеку авианосца "Форрестол" - пятерка штурмовиков "скайрейдер". Всё произошло быстро, стремительно и точно, причем советский корабль пошел на дно с такой скоростью, что не успел даже послать сигнал "SOS". Спасшихся с него не было, и потому никто, кроме операторов северовьетнамских РЛС не смог толком объяснить, что же на самом деле произошло. Как показали последующие исследования, обломки секретного самолета разбросало по всему дну залива так удачно, что для сохранения необходимой тайны они не представляли уже совершенно никакой опасности.

Но главное опять-таки было не в этом. Всей операцией по уничтожению сбитого самолета руководил некий полковник Ч. К. Тэйлор - полный тёзка и однофамилец того самого Ч. К. Тэйлора, который исчез вместе со своим звеном торпедоносцев в Бермудском Треугольнике в тот памятный для многих любителей вселенских загадок день 5 декабря 1945 года. Это обстоятельство несколько позабавило Кушмерчика, тем более что все произошло день в день ровно 20 лет спустя после бермудской трагедии. Во "вьетнамском деле" фигурировала та же пятёрка самолетов - ни дать ни взять звено, и если искать совпадений до конца, то штурмовики "скайрейдер" по сути своей являлись лишь улучшенными версиями печально известных палубных торпедоносцев-бомбардировщиков "эвенджер" из 19-го звена. Правда, ломая довольно стройную линию совпадений, все "скайрейдеры" в конце концов вернулись снова на палубу родного авианосца, но тут в голову Кушмерчику пришла совершенно невероятная мысль: а что если и в тот декабрьский день 1945 года все "эвенджеры", считавшиеся погибшими, все-таки вернулись, вопреки утверждениям командования, на свою базу?

Работая в "Свободной Европе", Кушмерчик имел доступ ко многим секретам американских разведок, однако далеко не ко всем. Он очень старался получить дополнительные сведения об этом таинственном полковнике Ч. К. Тэйлоре, но ему это не удалось. Дело выходило за пределы его профессиональной компетенции, а то, что ему тогда случайно посчастливилось так много узнать о "вьетнамском деле", еще не давало никаких преимуществ в "раскрутке" дела о пропаже "эвенджеров". В конце концов и собственной работой он был загружен по самую голову, однако взял найденные сведения на заметку в надежде когда-нибудь решить загадку.

Таким образом прошли годы и даже десятилетия, и наконец информация, которой обладал Кушмерчик, упала на благодатную почву, подготовленную некоторыми радикально мыслившими историками, занимавшимися попытками доискаться до истинных корней "бермудского феномена". В последнее время были рассекречены многие архивы, и кое-кто из этих специалистов кое-что слышал о "вьетнамском деле", и почти в тех же самых тонах и с теми самыми подробностями, которые были известны Кушмерчику, однако во всех источниках фамилия руководителя операцией была совсем иная. Это был полковник Джозеф Райтлер, с которым Кушмерчик был знаком совсем по другим делам. Оказывается, в 60-х годах этот человек неоднократно посещал "Свободную Европу", где работал разведчик, и что в окрестностях Мюнхена у него был великолепный дом. Из этого вытекало, что в 1965 году Райтлер вопреки официальной информации (ох уж эта "официальная информация"!) никак не мог служить на авианосце "Форрестол", потому что к тому времени уже целых пять лет как находился в отставке. Являясь бывшим работником ЦРУ, он имел доступ на радиостанцию, где и познакомился с польским шпионом, не подозревая, естественно, о том, с кем именно свела его судьба. Кушмерчик, как уже говорилось, выполнял свою работу слишком хорошо для того, чтобы не воспользоваться подвернувшимся знакомством с наибольшей выгодой для себя и своих шефов. Кушмерчик стал частым гостем на вилле у Райтлера, и кое-какие сведения, которые он самым доверительным образом вытянул из этого, как он сам выражался, "мешка с информацией на пенсии", впоследствии очень пригодились Москве. Однако теперь наступил момент, когда частичкой этого "богатства" довелось воспользоваться и "разгадывателям бермудских тайн".

Как-то в одной застольной беседе с Кушмерчиком подвыпивший полковник намекнул на то, что если бы, мол, не он, то под боком у Соединенных Штатов сейчас находилась бы не одна коммунистическая страна, а две, или даже, возможно, что и целый десяток. Райтлер имел в виду Кубу, к власти в которой в 1959-м пришел Фидель Кастро, но намекал он вовсе не на Кубу, а на Гаити. Он утверждал, что в 1945 году именно на Гаити в самом идеальном варианте существовали все те условия, благодаря которым четырнадцать лет спустя победил Кастро на Кубе. Для только-только оправившихся от дурного последствия пьянящих побед в Европе и на Тихом океане американцев положение усугублялось еще тем, что в "подвластном" им соседнем государстве шла кровопролитная борьба не на жизнь а на смерть между двумя доминирующими элитами - негритянской и мулатской.

Во время второй мировой войны на Гаити политическую власть довольно крепко удерживали тайно финансируемые англичанами мулаты, но негры, недовольные тем, что их на целых тридцать лет оттеснили от кормушки, смириться не желали. Не в коей мере не рассчитывая на помощь американцев, которых также до поры до времени прекрасно устраивали заседающие в президентском дворце одиозные фигуры в безвкусно расшитых золотой мишурой мундирах, они обратились за помощью к совершенно противоположному лагерю - коммунистам. Тем более что в "беспросветном" положении гаитянских негров принял весьма деятельное участие лично "друг всех народов" Иосиф Виссарионович Сталин. Ещё в 1941 году пассажирский вариант советского стратегического бомбардировщика - летающей лодки МТБ-2, совершавший трансатлантический перелёт из Марокко во Флориду якобы с техническими специалистами на борту, приводнился почему-то не в гидроаэропорту Майями, а на Гаити, в окрестностях Гонаива, где проживал тогда известный негритянский писатель Жак Стефен Алексис, ставший впоследствии генеральным секретарем коммунистической партии Гаити, зашифрованной, впрочем, под более нейтральной вывеской: "Комитет общественного спасения".

...Конечно, тогда в ход по дипломатическим каналам было пущено весьма убедительное и технически обоснованное объяснение: неопытный пилот-де просто сбился с курса, но злые языки утверждали, что в Гонаиве тогда на самом деле высадились некие "негритянские товарищи", которых Сталин много лет готовил как раз для подобного случая...

Как бы там ни было, а к 1945 году на Гаити было всё далеко не так "благополучно", как, скажем, в Коста-Рике или в Гватемале. Отчаянные головорезы полковника Боулинга в создавшейся ситуации ничем не могли помочь американскому правительству, потому что "партизанские страсти" кипели не в джунглях и горах, которыми Гаити похвастаться вряд ли может, а в густонаселенном Порт-о-Пренсе, столице государства. Сталинские эмиссары, даром что негры, были прекрасно обучены тонкостям конспирации, и потому никакие Боулинги не могли им помешать подготовить восстание, намечавшееся на первые числа января 1946 года, как раз в канун национального праздника, посвященного 145-летию отмены на Гаити рабства.

Но американцы не были бы американцами, если бы не нашли выход и из этого опасного для них положения. Понимая, что негров утихомирить силой вряд ли удастся, они пошли по более традиционному пути - попытались купить всё негритянское "освободительное" движение в целом, пообещав черномазым, что мулаты в скором времени покинут политический олимп. Кто-то поверил, кто-то - нет, но среди поверивших оказался и будущий президент Гаити, чистокровный негр Дюмарсо Эстимэ. Вместо того, чтобы истратить предоставленные американцами деньги на подкуп сомневающихся, он их попросту прикарманил, а своих соратников натуральным образом "сдал" мулатским властям. Жак Алексис и глазом не успел моргнуть, как оказался в кутузке.

...Шпионам Сталина здорово повезло, их кто-то предупредил, и накануне провала своего "дела" они спешно эвакуировались на соседнюю Кубу, но дальнейшая их деятельность на пользу "мировой революции" нам сейчас неинтересна. Зато проведенные с помощью и при непосредственном участии "обрадованных" таким поворотом американцев выборы, состоявшиеся в мае 46-го, усадили иуду-Эстимэ в президентское кресло, и мулатскому господству на Гаити был положен конец на долгие десятилетия.

Судьба же самого главного гаитянского коммуниста - негра Жака Алексиса, закономерна. Пощаженный своими кровными недругами мулатами, которым сдал его НЕГР Эстимэ, он был убит якобы подручными другого НЕГРА - диктатора Дювалье в 1961-м. Впрочем, сам Дювалье, как мог, впоследствии открещивался от этого убийства и везде где можно заявлял, что главного коммуниста Гаити убили бывшие его дружки-приятели, сбежавшие в свое время на Кубу - агенты Фиделя Кастро, так как Алексис "слишком много знал, но на расосмесителей-кубинцев работать не хотел".

Кушмерчик прекрасно запомнил то, что ему рассказал Райтлер, однако подробности дела, в котором проявил себя бывший цэрэушник, к немалой досаде польского шпиона ускользнули от его понимания. Райтлер, хоть и разоткровенничавшийся, все равно был начеку, и твердил только, что ему и его "молодцам" удалось якобы уничтожить... всё оружие, которым коммунисты намеревались вооружить негров накануне восстания, но каким образом он это сделал, так и осталось тайной за семью печатями.

К сожалению, в те годы Кушмерчик ничего не слышал про Боулинга и его "компанию", иначе он прекрасно знал бы, какие именно вопросы задавать этому самому "мешку с информацией". При всем своем желании отождествить Райтлера с Боулингом он пока не имел возможности, и это самое обстоятельство подвигло его на кое-какие шаги в направлении дополнительного изучения материалов по делу исчезновения в Бермудском Треугольнике кораблей и самолётов. Когда он изучал книгу Лоуренса Куше "Мифы и реальность", где были практически все, как он сам заявлял, случаи, произошедшие в "треугольнике" в послевоенные годы, он не обнаружил в этом списке одного названия: "Рамона".

дальше

в ЗАГАДКИ БЕРМУДСКОГО ТРЕУГОЛЬНИКА

В ЭНЦИКЛОПЕДИЮ

В КАРТУ САЙТА

ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ХХ ВЕКА